RAMTHA

Как творить свою реальность

Пособие для начинающих

 

 

Содержание

Слова признательности..............................................................      11

Вступление Джей Зи Найт.............................................................. 13

Введение в учение Рамты..........................................................     19

Уникальная метафизическая система мысли.................     19

Просветление: превращение философии в мудрость ..    21

Особый формат учения Рамты.............................................. 26

Ченнеллинг Рамты: что важно в его послании...............     28

Рамта: Учитель и Иерофант................................................     37

Язык, который использует Рамта......................................     40

Мозг и созидательная сила слова.......................................... 42

Резюме: учение Рамты как самостоятельная система

мысли и интерпретация природы реальности...............     49

Часть I Путь Мастера к просветлению

Глава 1. Автобиография Рамты...............................................    65

Лемурия и Атлантида.............................................................. 66

Катаклизм................................................................................... 68

Переселение в Онай..............................................................    70

До физического воплощения.............................................    76

Битва против Непознанного Бога......................................... 80


Великое выступление против тирании................................. 85

Пронзенный мечом................................................................... 93

Убежище Рамты...................................................................      105

У меня не было иного учителя, кроме природы.............. 107

Просветление: повелитель ветра........................................... 117

Вознесние..............................................................................      124

Покори себя..........................................................................      128

Часть II Важнейшие понятия учения Рамты

Глава 2. Сознание и энергия создают реальность..............      137

Я больше, чем мое тело; я — просветленное

существо................................................................................      139

Эта шкала учит верить в себя................................................. 151

Сознание, энергия, разум и мозг.....................................       154

Глава 3. Прохождение «Я»......................................................       169

Важность точного изложения учения.................................. 170

Пустота, источник всего сущего.....................................       172

Сотворение зеркального сознания и времени.............       179

Колебательное движение зеркального сознания.........       189

Эволюция человеческих существ......................................... 192

Глава 4. Энергия — служанка сознания..............................       209

Гонцы......................................................................................      210

Энергия: волна и частица........................................................ 211

Наблюдатель преобразует энергетические поля.............. 214

Быть Богом означает давать жизнь.................................        225

Глава 5. Воздействие учения на учеников, выполняющих

Великий Труд...........................................................................   231

Знание дает нам надежду.................................................... 235

Истина - это философия в действии................................. 238


Глава 6. Поле ауры...................................................................... 245

Энергетические кольца, окружающие человеческое

тело............................................................................................ 246

Чудеса Иешуа бен Иосифа..................................................   251

Эффект Наблюдателя в квантовой механике..................   256

Воскресение Христа и семь уровней сознания.............   264

Глава 7. Энергия кундалини и семь печатей.........................   271

Семь печатей............................................................................ 272

Энергия кундалини................................................................. 276

Мозг............................................................................................ 284

Осознание наших мыслительных процессов.................... 297

Глава 8. Заключение...................................................................   301

Приложение: рабочая тетрадь .................................................   309

Словарь Рамты..............................................................................   327

Библиография...............................................................................   347


Список рисунков


Что важно знать о переводах



Основой этой книги стали Ramtha Dialogues® (Диалоги Рамты) — серия живых выступлений Рамты, записанных на магнитную плёнку. Рамта избрал американскую женщину по имени Джей Зи Найт в качестве единственного канала передачи своего послания. Единственный язык, которым пользуется Рамта при передачи своего учения, — англий­ский. Стиль речи Рамты очень своеобразен и необычен, и многие ошибочно находят его архаичным и странным. Сам Рамта объяснил, что его выбор слов, построение предложений, расстановка глаголов и существительных, употребление вводных слов и пауз в предложениях не случайны — они используются намеренно, чтобы донести учение до всех слушателей, находящихся в его аудитории. А это бывают люди разных культур и разного рода занятий, имеющие соответственно различный уровень восприятия и понимания.

Чтобы сохранить аутентичность послания Рамты и создать ощущение «живого присутствия», мы перевели эту книгу, приблизив содержание перевода к содержа­нию оригинала, насколько это было возможно. Если вам встретятся фразы, которые покажутся неправильными или странными с точки зрения современной лингвистики русского языка, мы советуем вам прочитать непонятный отрывок еще раз, стараясь понять смысл, скрывающийся за словами, вместо того чтобы просто критиковать лите­ратурную конструкцию. Мы также советуем обращаться к оригинальному английскому изданию, опубликованному фирмой JZK Publishing, a division of JZK, Inc., и сравнивать тексты, чтобы добиться ясности понимания. Желаем вам приятного и полезного чтения!

Редактор


 


Слова признательности


 


И вот приблизилась ко мне прекрасная дева, столь необычайной красоты, какой вам не прихо­дилось видеть. Ее золотые волосы словно плясали вокруг нее. Венок, украшавший ее голову, был не из лилий, розовых бутонов или ирисов, но из цветов неведомых. Что же до одеяния ее, то оно воистину светилось, свободно ниспадая. И вот, она подошла ко мне v протянула мне огромный меч. Он звенел. Он пел. Он был так велик, что рукоять его была почти в девять  обхватов кисти.

И вот  что она сказала: «Ступай и покори себя».

Рамта


 

Н

аша искренняя благодарность и признательность всем, кто совместными усилиями создавал эту книгу. Она появилась благодаря напряженной работе всей команды, вдохновленной одной и той же любовью, которую мы все испытываем к  нашему Мастеру-Учителю Рамте и его мудрым словам.

Мы хотели бы выразить признательность Дебби Кристи за оригинальные записи слов Рамты. Мы благо­дарим Пэт Ричкер за литературную обработку записей и страстное стремление сохранить чистоту слов Мастера. Мы выражаем признательность Стефани Миллхэм за внимательную и высокопрофессиональную корректу­ру текста. Особой благодарности заслуживает Хайме  Леаль-Анайа, литературный редактор этой книги и со­ставитель Словаря Paмты и Введения в учение Рамты. И, наконец, мы хотели бы выразить свою благодар­ность Джей Зи Найт за ее преданность Великому Труду, а также за то, что она сделала учение Рамты доступным каждому, кто хочет его услышать и отважиться на ис­следование Великого Непознанного.


 


 


 


Вступление Джей Зи Найт


Познай себя, и ты познаешь Вселенную и Богов.

Надпись в Дельфийском храме

Дорогой Читатель!

Данная книга основывается на постулатах древней  школы мистерий, которые были перенесены в конец XX столетия, тревожно увязающего в материализме, когда ни церковь, ограниченная своими собственными догмами и внутренними интригами, ни наука, скованная границами материи, не способны вернуть человеку его целостность. Науке нет необходимости менять свои методы — ей следует лишь расширить свой кругозор. И религии не нужно изменять свои традиции — ей толь­ко требуется вспомнить свои истоки: Дух и его перво­начальную значимость. Восстановление связи между видимым и невидимым с тем, чтобы стало возможным успешное использование всемогущества в повседнев­ной жизни, перекидывает новый, крепкий мост над


14


Как творить свою реальность


Вступление Джей Зи Найт


15


 


пропастью, разделяющей Небо и Землю. Этот процесс называется Великим Трудом. Основной принцип Школы Древней Мудрости Рамты заключается в том, что здание этой Академии выстраивается за счет каждого ее по­священного (ученика), который сам становится одним из кирпичей.

В основе обучения школы мистерий полагается то, что Рамта называет Пустотой: фактически — единое бесконечное ничто, а потенциально — все возможное су­ществование, то, что Пифагор называл Абсолютом. Это сущность несотворенного бытия и несотворенного Бога; это ничто, из которого возникает вся жизнь во всех ее вариантах. Пустота — это великое непроявленное, из которого появляются всё прежде невидимые миры. В то время как видимые (проявленные) миры изменяются и постепенно достигают своего конца, Пустота остается неизменной. Эта вечная суть всего скрыта от человече­ства, поскольку человек склонен воспринимать только осязаемые, материальные предметы, не осознавая, что они связаны с бесконечностью. Возможно ли тогда, что человечество узнает, что скрыто от него, или, как спрашивал Пифагор, увидит ли человек когда-нибудь властителя времени, душу солнц, источник разума?

Рамта учит тому, что человек неспособен видеть Пустоту, или неизменное, поскольку это означало бы признать факт разделенности с нашей невидимой, не поддающейся описанию сущностью. Мы можем только слиться с ней воедино и таким способом установить отношения, результатом которых станет пережива­ние и познание измерений, разума и сути всех вещей. И именно в этих священных взаимоотношениях Бог, как движущийся Дух, проявляет себя. Мы, человечество, —


Боги, которые порождают гармонию, существующую между тем, что видимо, и тем, что невидимо. Становясь или будучи Пустотой, ученик может начать исследовать этот центр всего сущего и, таким образом, приступить к Великому труду. Ученик проходит через приближающие его к священным взаимоотношениям инициации, в ходе которых он уподобляется Богам, разжигающим пламя творения. Обучение в школе подразумевает сочетание научного знания с эзотерическим пониманием Духа, а также управление вещами через волю, что означает и управление внутренним сомнением человека, которое отделяет его от единства, при котором Бог проявляет себя как личность.

Рамта называет нас забытыми Богами. Это очень верно, принимая во внимание смысл, вкладываемый большинством людей в понятие Бога — величие и мо­гущество, породившие человечество, но находящиеся от него на некотором расстоянии. Таким образом, мы — Боги, забывшие свои священные, божественные истоки и деяния, которые и подразумевает такое понятие, как Бог. Боги не предшествовали появлению иных форм жизни. Скорее, изначально существовала Пустота, Вечность и Абсолют. Посредством созерцания, которое невоз­можно представить, Пустота породила главную точку, которую Рамта называет Нулевой Точкой. Эта точка потенциально содержала в себе сознание и энергию и представляла собой дитя Пустоты. Нулевая Точка была неделимой сущностью, состоявшей из бесконечного сознания и энергии, первородного огня, который впо­следствии сформировал орудия творения. Это Дух, суть всего, и именно эта сущность соотносится с определени­ем Бога, такого, каким мы являемся. Мы, Дух, первичный


16


Как творить свою реальность


Вступление Джей Зи Найт


17


 


принцип, воплощаем в себе Божественные способности. Метафора мистического лотоса поможет нам понять это более ясно. Представьте на мгновение лежащего в гробнице египетского жреца, который видит, как из темноты беззвездной ночи появляется сияющая точка света. Точка начинает медленно раскрываться, подоб­но лучистому цветку, расширяясь и разворачиваясь из своего пылающего центра, словно роза сияющего света с тысячью лепестков. Мы — цветок, раскрывающийся из Источника. С этого момента Бог проявлен — в нас, в вас, во мне. В этот момент мы созерцаем себя, как бы повторяя себя в отдельной сущности. Теперь мы обла­даем активным компонентом сознания и энергии, упо­минаемым в древних школах мысли как вечное мужское (сознание) и вечное женское (энергия). Таким образом, этот совершенный союз сознания и энергии порождает совершенный союз производительных и репродуктив­ных способностей, который со временем породит мир и сущность Бога в нас. Именно благодаря этому союзу Бог расширяется во времени, измерении и пространстве.

Бог в нас теперь может быть определен как челове­ческое существо, телесное одеяние, укрывающее Бога в виде Духа, который задался целью сделать неизвестное известным в физической реальности трех измерений. Душа человека регистрирует этот процесс в форме го-лографической энергии подобно лагу, используемому в морских путешествиях. Это сочетание тела, как одеяния, души, как памяти, и Духа, как Бога, работающее в удиви­тельной гармонии, способствует созданию реальности. Это знание — настоящий ключ к жизни: от образования клетки до гиперфизического преобразования чело­вечества в Бога. Представление о тройственной при-


роде тела, души и Духа образует феномен, называемый человеческим разумом, порождающим мыслеформы, вокруг которых образуется энергия, создающая поток космической реальности. Только человечество несет от­ветственность за трансформацию материи, содержащей­ся в земных источниках, с той целью, чтобы получить опыт в физическом мире и перевести все возможности и потенциал, содержащийся в Пустоте, в опыт познания. Эти созидающие мысли способствуют эволюции ми­ров, снимая покров за покровом в процессе обретения Божественности.

Джей Зи Найт


Введение в учение Рамты

 

 

 

Уникальная метафизическая система мысли

Учение Рамты — это уникальная метафизическая система мысли. Она требует очень внимательного ис­следования и вдумчивого изучения, если человек хочет охватить весь смысл и влияние его содержания целиком. Мы считаем, что учение Рамты метафизично по своей природе, так как оно затрагивает фундаментальные во­просы о человеческом существовании и человеческой личности, о нашей судьбе и истоках, о природе добра и зла, душе, смерти и жизни, мироздании и наших взаимо­отношениях с другими людьми.

Система мысли Рамты уникальна, хорошо струк­турирована и доступна для понимания, как по своему содержанию, так и по форме, в которой она передается. Она предлагает мировоззрение, подход к реальности, который все расставляет по своим местам и устраняет налет таинственности с множества вопросов, которые


 


 

20

Как творить свою реальность

на протяжении веков захватывали великих философов и мыслителей.

Так что же это за учение о Великом Труде, которое вы пришли послушать? Оно не об оккультных науках и ритуалах и уж точно не о Новой Эре. В послании, которое я передаю вам, заключены первоосновы Земли, космоса. Оно совсем не ново. Мое послание таково: если вы Боги — а вы таковыми и являетесь, говоря философски, — то вы должны ощущать со­блазн испытать нечто, более близкое к этому со­стоянию*.

Формат, в котором передается учение Рамты, явля­ется важным аспектом самого послания. Учение — это не просто интеллектуальный труд, касающийся опреде­ленных вопросов, или их элементарный интеллектуаль­ный анализ. Это и не раскрытие некой истины, которая требует слепой веры и преданности. Учение Рамты — не новая религия, оно не закладывает основы новой церк­ви. Его учение — это система мысли, которая в своем подходе к реальности состоит из различных элементов и механизмов, позволяющих человеку прикоснуться к философии Рамты, а также исследовать и опробовать ее содержание на собственном опыте. Другими слова­ми, этот уникальный аспект учения позволяет испытать философию или концепцию реальности и превратить ее в мудрость о природе реальности.

* Вступление Рамты к Всемирному турне, видеоиздание, 1998 (Ramtha's Introduction to the World Tour, video ed. — Yelm: JZK Publishing, a division of JZK, Inc., 1998). — Здесь и далее прим. ред. орт. издания, если не указано иначе.


Введение в учение Рамты                                                                      21

Просветление:

превращение философии в мудрость

Это отличительное свойство системы мысли Рамты напоминает об инициациях в сокровенное знание, ко­торые практиковались как в древних школах мистерий Греции, Египта и Ближнего Востока, так и в древних гно­стических школах Среднего Востока и Европы. Важно отметить, что данное свойство отличает учение Рамты от традиционных школ философии западного мира.

Основные различия с другими философскими те­чениями, которые мы находим, состоят в концепции истины и понимании способности человека обрести новое знание. Согласно Рамте, знание человека явля­ется не только эмпирическим или научным по своей природе, — оно также может стать личной истиной человека и его собственным опытом. Рамта проводит различие между этими двумя подходами к процессу познания и описывает их в терминах бинарного мышле­ния и аналогического мышления. Бинарное мышление соотносится с эмпирическим или научным подходом к познанию, который полагается на интеллектуальный анализ и наблюдение посредством органов чувств. Под аналогическим мышлением подразумевается обретение человеком знания путем отождествления с тем, что он хочет познать. Человек становится самим предметом своего внимания, переживая его, при этом оставаясь живым Наблюдателем данного опыта. С точки зрения Рамты, частица информации, не ставшая частью лич­ного опыта человека, является не настоящим знанием, а всего лишь теорией или философией и потенциальной мудростью. В противоположность этому информация


22

Как творить свою реальность

и теории, которые были исследованы человеком путем аналогического мышления, при котором он становился одновременно и Наблюдателем, и наблюдаемым, явля­ются настоящим знанием, мудростью и истиной.

Я здесь, чтобы научить вас истине. Истиной ста­нет все, что вы испытаете на собственном опыте. Все, что рассказываю вам я, — не более чем философия. Однако если моя философия, такая, какая она есть, может быть оспорена сомнением, тогда единствен­ный способ победить сомнение — это найти истину. А это можно сделать, мои любимые братья, лишь испытав на себе эту философию. Если вы ее испыты­ваете и она материализуется в вашей жизни, это уже не философия: она становится вашей истиной*.

В этом смысле Рамта следует в большей степени древнему ближневосточному, нежели древнегреческому или современному пониманию концепции истины. Еврейское слово, обозначающее истину, амет, — состоит из трех букв: алеф, мем и may — первой, средней и последней букв иудейского алфавита. Такое образование еврейского слова «истина» отражает заложенную в нем завершенность и целостность. Это слово использовалось, чтобы выразить нечто, что было испытано и показано, действие в прошлом, и никогда не соотносилось с каждой отдельной, изолированной частицей информации или знания. В греческом переводе еврейского слова, означающего «истина» — алетея, — это понятие перестало характеризоваться необходимостью личностного опыта и стало упоминаться не более чем в рамках


*   Там же.


 

23

Введение в учение Рамты

определения информации, выбираемой или принимае­мой в качестве истины с общего согласия. Способность человека к познанию стала ограничиваться научным методом, основывающимся на наблюдении и анализе, которые осуществляются только за счет интеллекта и органов чувств.

В традиционном западном понимании объективного знания и истины мы находим основополагающее пред­положение о человеческой личности и природе реаль­ности. Научный метод суживает рамки достижимого знания до феноменов и явлений, которые могут быть подвергнуты наблюдению и испытаны посредством ощущений физического тела. Все, что находится вне этих рамок, приписывается сфере мифов и фольклора. Другими словами, получается, что природа реальности и человеческой личности — не более чем их физические свойства и материальность. Яркий пример этой тенден­ции — фрейдистский психоанализ.

Физическое тело и материальный мир, согласно уче­нию Рамты, — это всего лишь один из аспектов реаль­ного мира. В действительности они представляют собой лишь продукт и следствие реального мира, состоящего из сознания и энергии. Человеческое существо можно лучше всего описать как сознание и энергию, создающие природу реальности. Физический мир — лишь один из семи уровней выражения сознания и энергии. Рамта использует концепцию Наблюдателя из квантовой теории, чтобы объяснить свое представление о сознании и энергии. Он также вводит понятие Бога как творца и правителя, чтобы описать человеческую личность в ее проявлении как сознания и энергии.


24


Как творить свою реальность


Введение в учение Рамты


25


 


Величайшее учение из тех, которые вам когда-либо доводилось слышать, состоит в том, что вы — Боги, и это воистину так. А жизнь — это то, что назы­вается даром Бога, его Божественным присутствием, позволяющим познать непознанное. А кроме того, это дар, который преподносит нам возможность пересмотреть и привести в порядок свою жизнь и за­кончить незавершенные дела из прошлых жизней.

Мы вернулись сюда не для того, чтобы возводить гигантские соборы в честь Бога, а чтобы произвести небольшую, незаметную работу, которая позволит рассеять наши сомнения относительно того, кто и что мы есть на самом деле. Если мы Боги — и я могу это с уверенностью вам сказать, — то позвольте мне также добавить: то, что я вам говорю, не есть истина, поскольку истина — это субъективная реальность, награда, потенциально принадлежащая каждому из нас*.

В свете данных рассуждений Рамты концепция про­светления, таким образом, заключается в том, что лю­дям необходимо опробовать философию и всем своим сознанием, полностью, осознать, что они являются божественными существами, что они Боги, творцы их собственной реальности и судьбы, что они представ­ляют собой сознание и энергию, создающие природу реальности, что они и есть тот Наблюдатель, которого описывает квантовая механика. Именно в таком контек­сте Рамта говорит о себе как о Рамте Просветленном**.

Человек, ищущий знания в своем намерении стать просветленным, — это человек, ищущий новые, ранее

*Там же.

** Англ. Ramtha the Enlightened One.


ему не встречавшиеся модели мысли, которые он смо­жет испытать и, таким образом, приобрести мудрость. Основная движущая сила, подталкивающая сознание и энергию к эволюции и саморасширению, к познанию себя за пределами уже известных представлений, — это намерение познать непознанное. Семь уровней творения являются результатом сознания и энергии в процессе эволюции и расширения своего отражения в сфере непознанного. Поскольку согласно воззрениям Рамты на реальность человеческое существо — это не физическое тело, а сознание и энергия, проявляющие себя через физическое тело, обретение знания и му­дрости не ограничивается пространством, временем и законами физики. Единственное ограничение человека, познающего и испытывающего что-либо, заключается в способности думать и интеллектуально представлять себе предмет исследования так, чтобы данный процесс смог послужить залогом нового опыта и потенциальной мудрости.

Я учитель, который учит тех, кого я называю своим народом, тому, что они обладают удивитель­ными возможностями, которые им никогда даже и не снились, которых они никогда не предполагали и даже не могли себе вообразить. И я учу, что они действительно обладают этими возможностями и потенциалом. В тот момент, когда я обучаю их этому, они включают эту мысль в нейросеть своего мозга и взвешивают ее. И если они размышляют о ней серьезно и должным образом, а затем принимают ее... Если они могут сказать мне: «Я принимаю эту мысль. Она кажется мне очень правильной. Я при­нимаю ее»... Если они ее принимают, им уже нет


26                                                                Как творить свою реальность

нужды бояться и тревожиться, потому что в них автоматически запускается процесс, ведь они волей Бога приняли эту невероятную мечту. Эта мечта унесет их в новые измерения опыта, в новую жизнь, жизнь, которая будет чем-то более грандиозным, не­жели просто надеждой. Она будет такой, о какой они раньше не могли даже мечтать. Вот чему я учу*.

Особый формат учения Рамты

Для многих социальных кругов в настоящее время очень легко, не раздумывая, отмахнуться от учений Рамты, что связано с крайне необычной формой, в ко­торой оно передается. К сожалению, это более чем рас­пространенная практика — в большей степени судить о принимаемой информации по форме, в которой она предлагается, нежели по содержанию, которое в ней заключено. Исследования, коммуникации и средства ре­кламирования и продаж демонстрируют превосходные тому примеры.

Необычная форма, в которой Рамта передает свое учение, ни в коей мере не является ни случайной, ни поверхностной. Он ясно обозначил, почему выбрал именно такую форму подачи информации, и объяснил, что, для того чтобы правильно понять суть его послания, важно осознать системы взглядов, истоки обусловлен­ных представлений, бессознательные предубеждения и внутренние программы, согласно которым мы обычно воспринимаем и оцениваем реальность.

*Джей Зи Найт и Рамта: Беседы о сокровенном, видеоиздание, 1998 (JZ Knight and Ramtha: Intimate Conversations, video ed. — Yelm: JZK Publishing, a division of JZK, Inc., 1998).


 

27

Введение в учение Рамты

С того самого момента, как наши родители начинают учить нас своему языку, мы становимся объектом для многочисленных обусловленных идей о Боге, природе реальности, физике и психологии: Бог — это существо мужского пола, живущий в том месте, которое зовется небом; чужих людей надо опасаться; тьма полна страха; определенные болезни не лечатся; победителю достает­ся все; и в этом мире правят сильные и красивые. Эти обусловленные представления зачастую могут даже не осознаваться и не оцениваться человеком, хотя они влияют на то, каким образом человек воспринимает реальность и получает изо дня в день свой жизненный опыт.

Способ, которым Рамта передает свое учение, не­редко имеет своей целью бросить вызов слушателям, так же как и предложить им средства, с помощью которых они смогут осознать обусловленные идеи, образующие и возводящие границы, в которых мы обычно воспри­нимаем реальность. Цель этого метода в том, чтобы в результате у нас появились широкие перспективы для осмысливания, что позволило бы нам испытать реаль­ность в более значительной, безграничной, сознательной и необычной форме, а также, чтобы мы осознали более широкий спектр своих возможностей для получения жизненного опыта нежели тот, который мы считали доступным ранее.

Я здесь, чтобы учить вас тому, как перестать жить в отрицании, как стать ближе к Богу, как обрести это внутри себя. Все это философия, но она несет с собой практический опыт и переживания, которые броса­ют вызов чувствам и ощущениям физического тела. И если Бог живет внутри вас, тогда Бог проявится и


28                                                                Как творить свою реальность

совершит все те чудеса, на которые ни физические чувства, ни физическое тело просто не способны. И тогда мы будем располагать доказательством неве­роятной красоты. И тогда в нас проснется огромная радость, радость от того, что в нас живет надежда, даже когда кажется, что ее нет, что мы — это нечто гораздо большее, нежели просто отражение в зерка­ле, что для нас существует несравнимо больший мир, чем тот, что в нынешние трудные времена испытаний предлагают нам религиозные и политические идеи, границы государств или принадлежность к опреде­ленной расе или полу*.

Ченнеллинг Рамты:

что важно в его послании

Один из самых спорных аспектов учения Рамты — это форма, в которой он решил передавать свои послания. Представляя свою философию как плод собственной истины и личного опыта, Рамта отмечает, что он сам является воплощением философии, живым примером и проявлением своей собственной мысли. Таким образом, он говорит, что является бессмертным Богом, сознанием и энергией, и что однажды он уже жил в человеческом теле 35 000 лет назад, на давно исчезнувшем континенте Лемурия. Он объясняет, что во время той его жизни он интересовался вопросами человеческого существования и смысла жизни и что путем своего собственного наблю­дения, размышления и созерцания стал просветленным, победив физический мир и смерть. Он рассказывает о

*   Вступление Рамты к Всемирному турне.


 

29

Введение в учение Рамты

том, что познал способ, благодаря которому смог унести свое физическое тело на тот уровень мышления, где его настоящая сущность, в виде сознания и энергии, может оставаться полностью сознательной, быть абсолютно свободной и неограниченной в своем опыте любых аспектов творения и продолжать познавать непознан­ное. Он называет этот процесс вознесением.

Тот факт, что он более не ограничен физическим телом, позволяет его сознанию и энергии взаимодей­ствовать с физическим миром в иных формах. Он часто говорит о себе как, например, о ветре, разгоняющем облака, или утре, или страннике, или нищем на улице, наблюдающим возникновение и падение цивилизаций, или еще чем-нибудь из того, что только отважится себе представить сознание.

Он передает свое учение и послания с помощью та­кого явления, как ченнеллинг. Собственно говоря, этот термин и стал известен именно благодаря Рамте. Рамта использует тело Джей Зи Найт в качестве канала и лично учит своей философии. Джей Зи Найт — единственный канал, который Рамта выбрал и использует для передачи своего послания. Вот как она рассказывает о ее первых встречах с Рамтой в 1977 году:

И когда он начал учить меня тому, как оставлять свое физическое тело, это было очень интересно, по­скольку это было похоже на смерть. Он сказал: «Это именно то, что ты собираешься испытать — момент смерти». Что бы вы сделали? Если бы он подошел к вам и сказал: «Ты умрешь, но тебе не будет больно, и это будет лишь на короткий промежуток времени, после которого ты вернешься обратно». Поверили бы вы этому человеку? Он, знаете ли, говорил как


30                                                                Как творить свою реальность

анестезиолог: «Теперь засыпай и будь умницей». Рамта сказал: «Вот что тебе нужно сделать», — и со­общил мне несколько слов, которые я должна была сказать, а также указал точку фокусировки. Он начал работать со мной, сказав: «Именно так и я оставлял свое тело. Именно так я подружился с ветром».

Итак, я обращаю свое внимание к точке и фоку­сируюсь на этой искусственной вазе с пластиковы­ми маргаритками, стоящей на кофейном столике передо мной. Я сижу в кресле, смотрю на эту точку, и ничего не происходит. Он сказал: «Тебе не нужно задерживать дыхание, чтобы умереть. Почему ты пытаешься задержать дыхание? Тебе не следует этого делать. Тебе не нужно цепляться за кресло. Просто расслабься».

Итак, я повторила все еще раз. И совершенно неожиданно я устремилась к тому свету в конце тоннеля, и вокруг меня кружил и свистел ветер. В тот момент, когда я достигла света, который был очень ярким, я натолкнулась на стену из света. И я помню, что не видела Рамту, однако помню, как он разговаривал со мной. Он говорил слова, полные красоты и любви. Он сказал: «Теперь ты — это твое истинное существо в настоящем моменте. Этот мо­мент есть то, кем ты являешься в действительности, и ты оставила свое физическое тело позади».

Я заметила, что в тот момент я не испытывала боли. У меня не было ощущения веса. У меня не было ощущения размеров, поскольку у меня не было тела, которое смогло бы определить эти размеры. И я заметила, что в тот момент у меня не было страха. Я чувствовала себя так, словно я находилась в самом естественном для меня месте. Подобно рыбе в воде я почувствовала, что это и был мой родной океан.


Введение в учение Рамты                                                                      31

А затем он вернул меня обратно, и я ощутила свое физическое тело; мое сердце билось очень, очень быстро. И я заметила, что моему телу потребова­лось некоторое время, чтобы успокоиться — и оно успокоилось, — поскольку, пока я отсутствовала, Рамта поместил в него свою энергию. Он «носил» его на протяжении 45 минут. И когда он его оставил, я вновь его «надела»*.

Ценность женщин: холистический подход

Выбор женщины в качестве канала, через который Рамта передает свои послания, вместо того, чтобы ис­пользовать свое собственное физическое тело, говорит о том, что Бог и божественное не является прерогативой одних лишь мужчин, а также о том, что женщины достойны быть выражением божественного, способны на проявления гениальности, осознание и проявле­ние своей божественности. Также очевидно, что в его философии важно не поклоняться посланнику, лику или образу — что в прошлом подорвало столько попыток принести человечеству просветление, — а услышать само послание. Эта философия также утверждает, что истинная сущность человека не ограничена физическим телом или принадлежностью к полу. Таким образом, явление ченнеллинга становится возможным в рамках системы мысли Рамты. Другими словами, ченнеллинг,

*Mm iмня лекция Джей Зи Найт на Начальном семинаре «Сознание и разум», 7-8 октября 1995 (JZ Knights introductory talk in Beginning  Workshop, October 7-8, 1995, Tape 324 ed. - Yelm: Ramtha Dialogues, 1995).


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

32                                                             Как творить свою реальность

такой, каким он происходит через Джей Зи Найт, воз­можен только в том случае, если учение Рамты верно.

И Рамта сказал: «С твоего разрешения я собира­юсь на некоторое время использовать твое тело».

 

Я ответила: «Да. А что ты собираешься с ним делать?»

Он сказал: «Я собираюсь его использовать, чтобы

учить»

Я подумала: «Почему же ты хочешь использовать мое тело? Ты красив. Почему бы тебе просто не вый­ти и не показать себя».

Он ответил: «Так сделать не получится, поскольку люди этой цивилизации склонны воспринимать об­разы и делать идолов. Их приучила к этому религия католиков. Они постоянно встречают это в христи­анской традиции. Они верят, что Бог живет вне их, а не внутри их. Они верят, что Бог мужчина. Они верят, что Христос мужчина. Они верят в образы, а не в самих себя». «Так что, — сказал он, — я останусь лишенным образа». Он сказал: «Но я буду учить через твое тело, и каждый будет знать, что это тело не мое».

А я возразила: «Но я ведь женщина. Я девушка. У меня, знаешь ли, есть свои особенности».

А он ответил: «Я знаю». Он сказал: «Женщи­ны — это та группа людей, относительно которой существует наибольшее число когда-либо существо­вавших предубеждений, потому что женщин никогда не принимали в качестве Божьих помазанников и у них не было союзника на небе». Вот что он сказал. Он сказал: «Женщины принижались и оскорблялись мужчинами посредством религии, чтобы привести их в соответствие с религиозными доктринами.

 

 

 

 

 

    Введение в учение Рамты                                                                      33

По сути, получается, что женщины презирались Иеговой». «Итак, — сказал он, — важно, чтобы уче­ние передавалось через тело женщины, чтобы жен­щины, услышав его, осознали, что Бог — не только отец, но также и мать, что Бог одновременно и отец, и мать, а также ни то и ни другое, и что Христос не мужчина, но был многими мужчинами и еще будет многими женщинами, и что быть сыном Божьим значит то же самое, что и быть дочерью Бога».

И он сказал: «Величайшая задача состоит в том, чтобы женщины признали равнозначность своей божественности и применяли ее без каких-либо препятствий со стороны мужчин». И еще он сказал: «Сказать женщине «Иди и посмотри в зеркало — ты увидишь лицо Бога» — это сложная задача, посколь­ку она вам не поверит. Если же вы скажете женщине: «Иди и посмотри в лицо Бога» и отправите ее в церковь, где она будет смотреть в лицо страдающего Иисуса, висящего на кресте, она вам поверит. Но женщины не верят в себя». Я это поняла*.

Научное исследование ченнеллинга

Достоверность этого явления указывает на правди­вость послания Рамты. Это важный момент, который стоит отметить, поскольку научные достижения позво­лили разработать тесты и оборудование, которые могут проверить это явление и исследовать его с физиологиче­ской, неврологической и психологической точки зрения. В настоящее время существуют научные методы, позво­ляющие изучить феномен ченнеллинга, осуществляемого

*   Там же.


34                                                                Как творить свою реальность

через Джей Зи Найт, и исключить вероятность обмана. Подобные научные исследования начались в 1996 году, когда определенная группа специалистов — состоявшая из ученых, психологов, социологов и экспертов в области религии — занялась изучением состояния Джей Зи Найт до ченнеллинга Рамты, во время и после него.

Команда высококвалифицированных психоло­гов — возглавляемая доктором философии Стэнли Криппнером из магистратуры Сэйбрукского универ­ситета — на протяжении года изучала Джей Зи Найт и ее школу, а затем провела несколько физиологических и психологических тестов с применением новейших технологий и оборудования. Они сделали заключение, что зарегистрированные в автономной нервной систе­ме Джей Зи Найт реакции и сигналы были настолько яркими, что они категорически исключали любую воз­можность сознательного жульничества, шизофрении или множественного расстройства личности.

Доктор Стэнли Криппнер говорил о себе как о че­ловеке, «настроенном крайне скептически, но в то же время придерживающемся широких взглядов». Это было до того, как он приступил к проведению тестов совмест­но с всемирно известным нейробиологом, доктором философских наук Ианом Викрамасекерой, профес­сором Сэйбрукского университета. Доктор Криппнер рассказал: «Когда мы тестировали Джей Зи, Иан был до некоторой степени изумлен, поскольку иголки его по­лиграфа, регистрировавшего и отображавшего психофи­зиологические реакции, буквально запрыгали от одной части листа к другой, когда появился Рамта. Он никогда не видел таких поразительных колебаний... Она делает это не искусственно, потому что, когда мы провели те-


 

35

Введение в учение Рамты

стирование ее физиологических реакций, мы получили результаты, которые нельзя сфальсифицировать»*.

Согласно Викрамасекере, президенту Ассоциации прикладной психофизиологии и биологической об­ратной связи в Колорадо, когда Джей Зи Найт погрузи­лась в состояние транса и сознание Рамты вошло в ее тело, ее сердцебиение находилось на уровне 40 ударов в минуту, затем поднявшись до 180 ударов в минуту. В нормальном состоянии расслабления ее сердце по­казывает в среднем 85-90 ударов в минуту. Он отметил: «Подобное можно наблюдать у человека, занимающе­гося пробежкой или испытывающего серьезный при­ступ паники, однако Джей Зи Найт все время сидела совершенно неподвижно... Исследовательской группе стало совершенно очевидно, что происходящее имело глубокий психологический эффект, а также что исходя из всех данных, известных о возможностях человека, это невозможно было изобразить искусственным путем». Доктор Криппнер объяснил, что «человек на самом деле не может смошенничать или разыграть какую-либо роль, поскольку в состоянии гипноза едва ли возможны какие-либо физиологические изменения. При ролевых играх обычно наблюдаются лишь малейшие изменения»**.

Доктор Гейл Харли отметил, что «цвет ее глаз из­менялся от мягкого, выразительно голубого, когда она была Джей Зи Найт, до размытого, глубокого стального

* Из материалов «конференции по современной духовности», которая состоялась 8-9 февраля 1997 года и называлась «В поисках себя: роль сознания в построении реальности» (In Search of the Self: The Role of ( Dubiousness in the Construction of Reality, a Conference on Contemporary Spirituality, February 8-9,1997, Yelm, Washington, video ed. - Yelm: JZK I'ublishing, a division of JZK, Inc., 1997).

** Там же.


Как творить свою реальность                    Введение в учение Рамты

36

серого, когда она была Рамтой. Тон ее кожи темнел, а челюсти сжимались по мере того, как ее манера по­ведения становилась более воинственной и жесткой в присутствии Рамты. Доктор Харли заключил, что Найт не могла разыгрывать роль Рамты или изображать его. «Яркие перемены в ее внешности, наблюдаемые, когда Рамта берет контроль над ее телом, слишком убеди­тельны, чтобы предположить подобное». Джей Зи Найт и несколько студентов, прошедших тестирование, по­казали чрезвычайно высокие способности к гипнозу, что послужило очень важным открытием, поскольку гипнотические способности, биполярность личности и другие органические расстройства находятся во взаимоуравновешивающей связи: когда один показатель идет вверх, другой понижается». Доктор Криппнер опи­сывает это так: «У вас не может быть и того, и другого одновременно»*.

После того как сведения обо всех этих поразительных изменениях были собраны, доктор Криппнер небрежно заметил Джей Зи Найт, что он умывает руки: «Итак, Джей Зи, я не знаю, кто вы, но по крайней мере вы не мо­шенница и не жулик». Доктор Криппнер сказал: «Я даже не представлял, что это сделанное мимоходом заявление значило для нее так много в связи со всеми обвинениями, которым она подвергалась на протяжении долгих лет. Иан и я были очень удивлены, что полученные данные оказались настолько убедительными и уникальными. Ни у меня, ни у Иана не было никаких сомнений относи­тельно этой информации»**. Викрамасекера представил свой материал в Американскую психологическую ас-

*Там же.

** Там же


37

социацию, которая является авторитетной инстанцией для рассмотрения подобной работы. Доктор Криппнер также представил свои исследования в несколько на­учных сообществ. Первая статья, посвященная этой работе, «Феномен Рамты: психологические, феномено­логические и геомагнитные данные», была опубликована в «Журнале Американского общества психических ис­следований» в январе 1998 года*.

И не волнуйтесь, не тревожьтесь и не бойтесь. Не бойтесь того, что я вам рассказал. И не отказывай­тесь от меня, как от моей дочери, и не отмахивай­тесь от меня, как от мошенника. Мой Бог, человек, обладает более совершенным разумом. Слушайте послание. Вот что важно здесь. Послание не говорит о вас совсем ничего плохого. Оно говорит, что в вас все прекрасно**.

Рамта:  Учитель и Иерофант

В учении Рамты имеются как явные, так и не столь очевидные аспекты. Его учение подобно творению художника, в котором есть как особое послание от художника, так и послание более общего характера, рассказывающее о самом художнике. Поскольку Рамта учит исходя из своего собственного опыта, а не из интел-

*Стэнли Криппнер, Иан Викрамасекера, Джуди Викрамасекера и  Чарльз Уинстед III. Феномен Рамты: психологические, феноменоло­гические и геомагнитные данные — в «Журнале Американского общества  психических исследований», № 92, январь 1998 (Stanley Krippner, Ian Wickramasekera, Judy Wickramasekera, and Charles W. Winstead, III, The Ramtha Phenomenon: Psychological, Phenomenological, and (ic-omagnetic Data," in The Journal of the American Society for Psychical Kisairch, No. 92, January 1998).

**Джей Зи Найт и Рамта: Беседы о сокровенном.


38


Как творить свою реальность


Введение в учение Рамты


39


 


лектуальных размышлений, как мы уже говорили ранее, Рамта сам является своим учением. Чтобы проникнуть в суть такой личности, как Рамта, необходимо проникнуть в суть его учения.

Его глубинное знание о том, как устроен мозг, и его личное понимание человеческой природы дали ему воз­можность найти такой способ передачи своего посла­ния, чтобы ученикам было проще понять его и ухватить его смысл. Принимая в расчет различные культурные, философские и религиозные представления своей ауди­тории слушателей, он использует образный ряд, слова, примеры, определения, термины и концепции, которые знакомы и понятны каждому ученику. Рамта — это жи­вой и динамичный учитель.

Он не ограничивает себя чисто интеллектуальным, логичным изложением своего послания, но включает в него действия, музыку, занятия и живые примеры, в которых участвуют ученики, что дает им возможность более глубоко проникнуть в то знание, которому их учат.

Иногда он привлекает аудиторию к философскому созерцанию определенного предмета, а в другой раз он использует инсценировки, чтобы усилить действие свого послания. Например, одно из средств, приме­няемых для того, чтобы объяснить концепцию Пустоты, созерцающей саму себя, а также сознания и энергии, создающих семь уровней реальности, — это энергичный и выразительный языческий танец.

Рамта идет на очень многое, чтобы заставить всех своих слушателей двигаться в едином ритме понимания. Он постоянно настаивает на важности того, чтобы уче­ники формулировали и пересказывали друг другу каж-


дую часть учения. Это является гарантией того, что вся аудитория понимает учение, и позволяет Рамте более эффективно уделять внимание определенным пробле­мам и уровню понимания людей, которые его слушают. После того как философский аспект учения был пере­дан, Рамта проводит инициацию учеников в это знание, чтобы оно смогло превратиться в их личный опыт и мудрость. Эти инициации принимают форму различных разработанных им дисциплин и занятий, в ходе которых ученик получает возможность применить свое знание. В этом Рамта отличается от других учителей. Он берет на себя роль Учителя и Иерофанта, учителя, который обладает силой, чтобы реализовать на практике то, о чем он говорит и чего хочет. Это важный аспект уче­ния, который напоминает гностическое направление в философии и древние школы мистерий. Детальное же изучение системы мысли Рамты показывает явные отличия по форме и содержанию от того, что традици­онно известно под названием Гностицизм и философия школ мистерий. Рамта не упоминает данные термины в отношении своей системы мысли. Он, скорее, называет ее Школой Древней Мудрости, мудрости веков.

Ибо я Иерофант, который инициирует вас в Бога, и я тот, кто научит вас, как этому отдаться. Но только то существо, которое именуется вашим соб­ственным Богом, проведет вас в эти удивительные пределы и позволит вам совершить невероятные дела, осуществить которые личность, при всей славе ее интеллекта, не смогла бы даже за десять миллио­нов жизней*.

*   Наблюдатель. Часть I, 20-24 февраля 1998 (The Observer Part I, February 20-24,1998, Tape 376 ed. - Yelm: Ramtha Dialogues, 1998).


40

Как творить свою реальность

Принимая во внимание все эти соображения, чита­тель должен осознавать, что учение Рамты в печатном виде охватывает лишь часть более обширного учения, поскольку в книге упускается динамический элемент обучения, интонации голоса, обучение без слов и его применение на практике.

Язык, который использует Рамта

Он выработал уникальное понимание языка. Как и в каждой философии, язык и терминология, используемые для передачи ее концепций, жизненно важны для того, чтобы состоялся дальнейший диалог и анализ этих кон­цепций и философских идей.

В рамках системы мысли Рамты проблема языка явля­ется очень острой. Прежде всего, английский язык не яв­ляется родной формой общения для Рамты. Во-вторых, концепции, которые он старается передать, превосходят реальность общепринятого человеческого опыта и по­нимания. Однако единственный способ, с помощью которого мы можем понять абстрактные концепции, о которых мы ничего не знаем, — провести их ассоциацию с чем-то, что уже нам известно, чтобы сделать из этого вывод об их значении. Таким образом, Рамта заимствует множество слов и образов из различных известных нам традиций, чтобы выразить и объяснить свое послание.

Откуда все это пришло? Откуда появились созна­ние и энергия? А сейчас вы должны сосредоточиться, поскольку я буду говорить с вами в очень ограни­ченных терминах и понятиях. Я могу сказать вам лишь те слова, к которым у вас есть картинки. Так, по мере того, как я вас обучаю, ваш мозг воспламеняет



Введение в учение Рамты                                                               41

определенные образы. Ваш мозг не говорит слова­ми — он говорит голограммами и образами. Таким образом, язык — это на самом деле лишь звуки, по­могающие описать истинный язык, который состоит из образов. Итак, сейчас, обучая вас, я выбрал слова, чтобы заставить ваш мозг через нервные окончания воспламенить внутренние образы и чтобы затем эти образы дали вам представление, визуальное, о том, что я имею в виду. Однако помните, что этот процесс во многом превосходит мое описание. Вы понимаете? Все это понимают? Да будет так*.

Он неоднократно заимствует концепции, при этом модифицируя и видоизменяя их значение. Так концеп­цию Бога, к примеру, следует отметить в первую оче­редь. Как подчеркивали великие немецкие идеалисты: «Прежде чем мы сможем провести осмысленную дис­куссию о Боге, нам, прежде всего, следует определить, что мы имеем в виду под этим понятием». Еще один важный термин, который Рамта использует особым и уникальным образом, — «сознание» {consciousness).

Он также преобразует используемый им язык, созда­вая новые слова. Значение этих новых слов становится ясным в контексте его учения, а отдельные части учения, в свою очередь, проясняются благодаря использованию этих нераспространенных слов.

В ходе недавней встречи Рамта сделал следующее замечание: «Я не могу вам рассказать некоторых вещей просто из-за бедности языка»**.

* Рамта: Сотворение личной реальности, видеоиздание, 1998 (Ramtha: Creating Personal Reality, video ed. — Yelm: JZK Publishing, a division of JZK, Inc., 1998).

** Pempum в Блю-Колледже. 5 марта 2005 (Blue College Retreat, March 5, 2000, Tape 443.4 ed. - Yelm: Ramtha Dialogues, 2000).


42

Как творить свою реальность

Мозг и созидательная сила слова

Кроме этого, важной частью системы мысли Рамты является его уникальное понимание того, как мозг взаи­модействует с сознанием и производит мысли, которые затем переводятся в используемые нами для общения абстрактные понятия, называемые словами. Рамта объ­ясняет группе начинающих учеников следующее: Сознание и энергия создают реальность. Мозг отличается от сознания, хотя сознание — это то, что дает жизнь клеткам. Мозг не порождает сознание — он порождает мысль.

Сознание и энергия — это Источник. Когда он дает жизнь, он дает жизнь по причине мысли. Тело, человеческое тело, обладает мозгом, тем мозгом, который является носителем потоков сознания и энергии. Мозг является их источником силы.

Работа мозга — принимать импульсы, прихо­дящие от сознания и энергии на уровне нервной системы — не засыпайте — и порождать мысли. В действительности мозг разрезает поток сознания на когерентные мыслеформы, которые направляют­ся по нейросинаптическим путям мозга*.

Слова — это третье поколение в потоке сознания и энергии. Они собраны и запечатлены в нейросинапти-ческих связях мозга, которые воспламеняются и пере­водят их в голографические образы, называемые нами мыслями. Окончательное значение, онтологический аспект слов, опирается на творческое качество сознания

* Начальный семинар «Сознание и энергия», 3-4 февраля 1996 (Beginning C&E® Workshop, February 3-4, 1996, Таре 326 ed - Yelm: Ramtha Dialogues, 1996).


 

43

Введение в учение Рамты

и энергии, где они наполняются энергией и откуда они в итоге исходят. Сегодня долговременное созидательное или разрушительное воздействие изреченного слова больше не принимается во внимание. Истории о маги­ческих заклинаниях и страшных проклятиях вышли из моды. Но, может быть, в них есть доля истины?

Один из величайших мыслителей и один из пред­теча испанского ренессанса и испанского языка, Фрай Луис де Леон, — который был профессором универси­тета Саламанки во второй половине XVI века — учил теологии известного христианского мистика святого Иоанна Креста (он же св. Хуан де ла Крус) и был другом и издателем Терезы Авильской. Все трое были сразу же обвинены в ереси и осуждены инквизицией. Но, в конце концов, они спаслись от несправедливых обвинений. И сегодня они почитаются как великие святые, которые являют собой пример для верующих. Фрай Луис де Леон разработал уникальную философию названий, следуя концепциям иудейских и христианских мистиков.

В своем философском сочинении «Имена Христа» он объяснил, что термин или название чего-либо содержит в себе сам предмет, который оно называет. Таким обра­зом, он заключил, что, когда нам на ум приходит какой-то термин, мы, каким-то образом, должны иметь знание и о сути предмета, который он называет. Для Фрая Луиса де Леона слово ни в коем случае не являлось одной лишь условностью, лишенной смысла. По его мнению, слова заключают в себе творческую силу — они содержат в себе сознание и энергию, используя терминологию Рамты*.

*   Fray Luis de Leon. De los Nombres de Cristo (Coleccion Austral, Espasa Calpe, 1991).


44

Как творить свою реальность

Древний еврейский язык, возможно, содержит самую ясную и близкую к истине интерпретацию слова как со­зидающего сознания и энергии. Первая книга иудейской Торы, христианам известная как Книга Бытия, содержит слово JO3, бара. Это часть ее первого слова JTEWO, Барашит. Второе слово той же книги — тоже бара. Только теперь это уже самостоятельное слово. Бара может быть как глаголом, так и существительным. Как существительное единственного числа оно напоминает арамейский и сирийский корень, означающий «слово», а в качестве глагола обозначает действие творения. Это двойное значение совсем не случайно, особенно если учесть, что в Книге Бытия содержится история сотворе­ния мира. Эта книга рассказывает о том, как Бог создал небо и землю за семь дней посредством силы его слова и произнесенного повеления, без помощи какой-либо предсуществовавшей субстанции.

Библейский Бог повелевает, чтобы его творения обратились в реальность, и одобряет их, когда видит, что они хороши. Этот контекст сообщает термину бара очень глубокий смысл. Очень многое в иудейском мистицизме и средневековой Каббале (как иудейской, так л христианской) основано на понимании того, что слова и мысли обладают созидательными и божественными отчествами. Слова служат точкой внимания в медитации и посредниками, приближающими человека к Богу. В свете этих размышлений нетрудно найти параллели между концепциями «созидающей силы слова Божьего» «созидающей силы сознания и энергии» — мысли, выраженной в слове и материализовавшейся.

Важное различие между двумя этими концепция­ми, однако, в том, что согласно Бытию слово обладает


 

45

Введение в учение Рамты

творческой силой только тогда, когда оно используется Богом, а не мужчинами или женщинами. Другими слова­ми, оно считается атрибутом Бога. В понимании Рамты творческая сила слова доступна каждому. По мнению Рамты, это важное качество человека — свидетельство того, насколько сильно мы забыли свою божественность, так же как и сами истоки нашей свободной воли.

Итак, определение Бога, таким образом, которое относится и к вам, в том, что вы сознание и энер­гия, куда бы ни направилась ваша воля. И почему существует семь печатей? Потому что наша воля может работать в любой из этих сфер. И наше тело есть абсолютная копия того, что называется семью царствами, — как внутри, так и снаружи, как вверху, так и внизу. А то, что дает этим царствам их жизнь и оправдывает их существование, — это наша воля и наш выбор. Вот и все. Но в этом весь смысл. В этом весь смысл.

Сознание и энергия — это внутренний закон — единственный закон, если мы хотим его так назы­вать, — который действует. И действие его столь безгранично, что он их поддерживает. Это един­ственный закон, если мы пожелаем так его назвать, в рамках которого воля, которой вы обладаете, может быть абсолютно свободной*.

Закон сознания и энергии всегда действует внутри человека, хотя это не всегда очевидно и связано с уров­нем осознанности. Рамта объясняет, что люди чаще всего не осознают истинное направление своего намерения

* Ступая дорогой женщины, 9 января 2000 (Walking the Journey of the Woman, January 9, 2000, Tape 437.1 ed. - Yelm: Ramtha Dialogues, 2000).


46                                                                Как творить свою реальность

и концентрации и поэтому полагают, что их воля не реализуется. Те же люди, которые одолевают свою чело­веческую природу и идут по пути просветления, учатся тому, чтобы осознанно жить и превращать в волю ис­ходное намерение, которое является основой процесса сотворения их жизни.

Пока не поймете, что сознание и энергия созда­ют реальность, вы всегда будете прибегать к таким фразам, как «но», «почему», «это слишком сложно», «не могу», «чего-то не хватает», «не получается», так у вас всегда и будет. И чудо заключается в том, что ваши возражения и ощущение недостаточности по­рождаются именно сознанием и энергией*.

У сознания нет законов; законом может быть что угодно. А закон гласит: познавать непознанное.

Оно абсолютно свободно. Энергия — служанка мыслей. Именно она преобразует субатомный мир в частицы реальности и создает магнитные поля, чтобы притянуть к вам то, что уже познано. Каждый человек в нашей жизни отражает один из аспектов того, кто мы есть, и этот аспект предназначен для эмоционального освобождения**.

Далее Рамта разъясняет, что механизм закона созна­ния и энергии выражается в том, как язык составляет глаголы и существительные в предложения. Глагол — это действие сознания и энергии, а существительное пред­ставляет созданную ими реальность. Следовательно, он делает вывод, что глагол должен всегда идти в пред­ложении первым, а за ним должно следовать существи-

*   Там же.

** Уик-энд в Блю-Колледже. 7 января 5 марта 2000 (Blue College Weekend, January 7, 2000, Tape 437 ed. — Yelm: Ramtha Dialogues, 2000).


 

47

Введение  в учение Рамты

тельное, чтобы правдиво описать то, как в действитель­ности создается реальность. В родном для самого Рамты языке соблюдался именно такой структурный порядок. Некоторые древние языки, как, например, классический греческий, также показывают признаки такого порядка построения предложений.

Читателю важно иметь в виду эти рассуждения во время прочтения учения Рамты, поскольку в некоторые моменты сначала может показаться, что он довольно ар­хаично и грубо использует английский язык. Рамта очень осмотрителен и основателен в отношении передачи сво­их мыслей. Все, что он делает — каждый термин, кото­рый он использует, — имеет особый смысл и назначение и содержит в себе, а также выражает собой всю полноту его послания. Основная задача при подготовке учения Рамты к публикации в печатной форме состояла в том, чтобы воспроизвести его как можно ближе к контексту и форме, в которой оно было передано изначально. Были предприняты значительные усилия для того, чтобы из­бежать изменений и преобразований смысла учения в ходе отделения его от контекста или даже введения си­стемы пунктуации, которая могла бы повлиять на смысл. Тем не менее мы осознаем, что человеческого фактора восприятия и ограниченного понимания избежать не­возможно. Послание будет передано и принято в его первозданной красоте и оригинальном виде, только если читатель воспримет его как истинный принцип своей жизни. Тогда оно принесет плоды истины и мудрости, которые обещает.

Читая учения Рамты, важно иметь в виду вышеска­занное, поскольку на первый взгляд может показаться, что он использует английский язык в его архаичной и


 


 


48

Как творить свою реальность

неотточенной форме. Рамта очень последователен и то­чен в развитии своей мысли. Все, что он делает, каждый термин, который он употребляет, имеет свое особое зна­чение, цель и является неотъемлемой частью его учения. Однако его учение воспримется во всей его первоздан­ной красоте только в том случае, если читатель отнесется к нему как к подлинной парадигме мысли. Тогда оно принесет плоды обещанной истины и мудрости.

Я дал вам воистину огромный объем информа­ции, и совершенно определенно, что мой язык не всегда был понятен, и вот что меня оправдывает. Я видел свои слова, как вы их называете, отредакти­рованными и переставленными ради целостности и последовательности мысли. И все же, когда они были отредактированы ради последовательности мысли, те слова, что были вырезаны, обладали огромной силой. «В это самое мгновение, в этот самый час вы знаете: то, что именуется Богом внутри вас, просы­пается — что столь очевидно в этот момент, — чтобы пробудить то, что зовется темной тенью, лежащей глубоко в душе тех, кого называют человечеством». Помните эти слова? Они были исключены во имя сохранения последовательности.

И слова обладали силой, поскольку они были не просто словами. Они были составлены в соответ­ствии с назначением и воздействием их энергии и того, как им было суждено расцвести. Итак, слова, к которым я прибегнул в прошлом, были выбраны осо­знанно для того, чтобы сообщить моменту нужную силу. Я был тем, кто их передавал. Следовательно, я был обязан привести их в действие*.

 


Введение в учение Рамты                                                                      49

Резюме: учение Рамты как

самостоятельная система мысли

и интерпретация природы реальности

Краеугольные камни системы мысли Рамты

Пустота — единое бесконечное Ничто материально, и Всё — потенциально. Сознание и энергия создают реальность. Узрите Бога! Вы — забытые Боги. Наша цель — познавать непознанное.

Учения Рамты затрагивают огромное количество разных тем, но все они служат для разъяснения фунда­ментальных понятий его собственной системы мышле­ния. Он неоднократно замечал, что совокупность всех его учений могла бы выразиться в одном-единственном утверждении: «Вы — Бог». Как нам понять это утверж­дение? Возможно, существует столько же понятий Бога, сколько и людей на Земле. Для того чтобы правильно понять учения Рамты, важно знать наше собственное по­нятие Бога и чем оно отличается от понятия, предлагае­мого Рамтой, его понятия Бога и природы реальности.

В чем суть всех вещей? Где их источник? В чем их природа? В чем их предназначение? Подход Рамты к изучению этих вопросов начинается с его концепции Пустоты. Пустота — это источник, из которого появи­лось все сущее. Он описывает Пустоту, как «матери­ально — единое бесконечное ничто, а потенциально — все». В Пустоте не существует ничего — ни движения, ни действия. Многие философские школы, включая


50


Как творить свою реальность


Введение в учение Рамты


51


 


теологию монотеистических религий, представляли Бога как всеведущее, бесконечное, абсолютное, транс­цендентальное и неизменное существо. Согласно си­стеме Рамты, атрибуты абсолютности, бесконечности и неизменности являются характеристиками Пустоты. Пустота самостоятельна, самодостаточна, пребывает в состоянии покоя и не имеет потребностей. Хотя Пустота понимается как всеохватная безграничность, в своем первородном состоянии она не содержит знания о себе, потому что знание означает действие.

Хорошо, давайте вернемся туда, где еще не было начала. Можете себе представить: если время осно­вывается на концепции о том, что оно существует между двумя точками сознания, — вы все еще со мной, в философском смысле? — что же было тогда, когда еще не существовало этих двух точек сознания? Вы можете себе это представить? Ну же! Проснитесь. Итак, если не было двух точек сознания, то ничего не было. Вы знаете, что означает слово «ничто»? Ни-что (No-thing). Вы можете представить себе бесконеч­ность, состоящую из ни-чего (no-things)? А ведь она была и есть.

Итак, вот с чем у вас могут возникнуть трудности в понимании. Это состояние всегда было. Вот это как раз вы и не можете понять. Вы не можете себе пред­ставить, что нечто, уже существующее, было ничем и никогда никем не создавалось. Это было всегда. Вот что ставит в тупик желтый мозг*. Всегда было. И об­ладало силой. Что ж, мы называем это — и я хочу, чтобы вы это записали, — Пустотой. Пустота. Теперь я хочу, чтобы вы прямо здесь записали определение

* Желтый мозг в терминологии Рамты — новая кора головного мозга, хранилище аналитических и эмоциональных мыслей.


Пустоты. Пустота — это единое бесконечное ничто материально, и всё — потенциально. А теперь, повер­нитесь к вашему соседу и прочтите ему определение Пустоты.

Итак, мы называем Пустоту единым бесконечным ничто материально, и всем потенциально. Ну же, новички, произнесите это. Так вот, это именно то, что в давние дни моего пребывания здесь я называл Материнско-Отцовским Принципом, Пустотой. Она также называлась Источником — Источник. Есть один великий, блестящий ученый, который понял, что такое Пустота. Он будто бы называл ее эфиром. Но это неправильно. Этот ученый — а имя его Дэвид Бом — понял, что частицы не перемещаются. Они не перемещаются — они появляются, пропадают и появляются вновь. Удивительное понимание! Неужели они действительно это делают? Да, здесь они это делают.

Он сказал, что Пустота скрывает потенциалы, сворачивает их и разворачивает. Он прав*.

Концепцию Бога как создателя, «первопричины» и «недвижимого двигателя», которую мы находим в фило­софии Аристотеля и теологии Фомы Аквинского, Рамта описывает в терминах Пустоты, созерцающей и по­знающей самое себя. Этот акт созерцания представляет собой уникальное движение в Пустоте, которое порож­дает момент осознания и познания себя. Этот момент осознания называется Нулевой Точкой, Наблюдателем, первоначальным сознанием, сознанием и энергией, Богом. Нулевая Точка несет в себе исходное намерение познать и испытать все, что не познано и находится в со­стоянии потенциальной возможности в бесконечности

* Рамта: сотворение личной реальности.


52


Как творить свою реальность


Введение в учение Рамты


53


 


Пустоты. Это основа эволюции. Пустота, созерцающая себя, — это источник и причина, породившие челове­ческую личность. В утверждении Рамты «Вы — Боги» человек подразумевается как Наблюдатель, воплощение Нулевой Точки, созидающее сознание и энергия.

Нулевая Точка совершенствовала свою природу, что­бы делать неизвестное известным и эволюционировать, имитируя акт созерцания Пустоты. В процессе своей деятельности Нулевая Точка произвела точку отсчета осознания, послужившую в качестве зеркала, с помощью которого Нулевая Точка смогла познать саму себя. Рамта называет это «зеркальное сознание» вторичным сознани­ем. Нулевая Точка покоится на груди у Пустоты и имеет неограниченные возможности познания. В процессе отра­жения Нулевой Точки зеркальным сознанием рождается окружающий мир, материальный план бытия, существую­щий во времени и пространстве. Дух — это динамический аспект Нулевой Точки. Это воля или намерение, которое желает познать и испытать непознанное. В ходе исследо­вания Нулевой Точкой и зеркальным сознанием потенци­альных возможностей Пустоты образуются семь уровней сознания и, соответственно, семь уровней времени и пространства, или частоты. Это путешествие и действие творения на семи уровнях сознания и энергии называют­ся путешествием в инволюцию. Путешествие обратно к Богу и Пустоте называется путешествием в эволюцию. Душа отличается от Духа. Рамта говорит о душе как о Книге Жизни. Душа — это записывающее устройство, регистрирующее весь опыт и мудрость, приобретенные в ходе путешествия в инволюцию и эволюцию.

Затруднительное положение человека связывают с понятиями забывчивости, потери памяти и неведения


относительно своего происхождения и предназначения. Путешественник, или зеркальное сознание, столь силь­но отождествил себя с самым плотным и медленным планом бытия, что забыл свое собственное бессмертие и божественность. Человечество стало чужим самому себе, Богу, который живет внутри нас и является нами, и начало искать помощи, смысла и спасения во внешних источниках. Поступая таким образом, человечество отрицает свою собственную божественность и лишают себя единого шанса на освобождение от своего нынеш­него состояния.

Важно отметить, что, согласно системе мысли Рамты, материальный мир — самый плотный план бытия — и физическое тело никогда не считались чем-то по­рочным, нежелательным или плохим по своей сути. Дуалистическое толкование реальности, обычно встре­чаемое в гностических традициях, — акцентирование борьбы между добром и злом, хорошим и плохим, светом и тьмой, грехом и добродетелью, — по сути, ис­ключено из системы мысли Рамты. Что действительно нежелательно, так это пребывание в неведении и от­рицании по отношению к нашей истинной природе и предназначению. Довольно абсурдно спорить о наших ограничениях, тогда как мы сами, будучи сознанием и энергией, их сотворили.

Великий Труд — это практическое применение учения Рамты, в ходе которого у человека появляется возмож­ность познать себя и стать просветленным. Путь к про­светлению — это путешествие в эволюцию, обратно к Нулевой Точке. Стремясь к этой цели, человек выполняет завет познавать непознанное и привносить в Пустоту свой опыт, который преобразуется в вечную мудрость.


54


Как творить свою реальность

Итак, за вычетом всего того, что именуется сол­нечной системой, космосом, звездами, туманностя­ми и галактиками, остается пространство. Однако важно не то, что поражает вас, когда вы на него смо­трите, а то, в чем оно существует. В ничто. Что же это? Ничто, Пустота. Быть может, это прародитель света, созвездий, звездных систем и туманностей? Да, так и есть. И это называется Пустотой. Что же такое Пустота? Это то, что существует вне времени, расстояний и пространств.

Итак, Древняя Школа основывается не на новой истине, а на том, что буквально именуется основами мира: как была создана солнечная система и почему, кто вы по отношению к солнечной системе, в чем ваш путь и предназначение солнечной системы, каково настоящее значение космоса, почему вы столь малы в сравнении с общей картиной бытия? Вы будете изучать все это в данной школе. И это не новая ис­тина. Это старая истина.

Эта школа построена на нескольких краеуголь­ных камнях. Думайте о школе как о неком громадном здании, которое вы не можете видеть, но ощущаете всем своим существом, и краеугольным камнем это­го здания является то, что называется сознанием и энергией. Итак, что я только что сказал? Повернитесь к своему соседу и перескажите ему. Сознание и энергия — вот краеугольный камень этой школы. Сознание и энергия — вы знаете, что означают эти слова? Мечта, наделенная силой и намерением. Вот что они означают. Итак, школа строится начиная с этого краеугольного камня.

И еще один краеугольный камень в том, что вы — Боги. Скажите это. Громче. Итак, вы видите, что не сгорели заживо, произнеся это, не так ли? Это не


Введение в учение Рамты                                                                      55

богохульство. Это Священное Писание. Скажите это еще раз. Да будет так. Это удивительное место для жизни, но оно накладывает некоторые обязатель­ства. Итак, еще один краеугольный камень в том, что вы — Боги. Каков же следующий камень? Он поможет во всем разобраться. Сознание и энергия создают реальность. Вы — Боги.

Каков же еще один камень, если вы хотите с этим разобраться? Еще один камень в том, что ваша жизнь предназначена для того, чтобы совершенствовать то, что уже известно. Скажите это. Еще раз.

Итак, означает ли это, что вам следует уподобить­ся надоедливому зануде, везде сующему свой нос, пойти к своему соседу и начать совершенствовать его жизнь? Так ли это? Это означает, что вам следует ориентироваться на свое собственное предназначе­ние. Ваше собственное предназначение — это ваша жизнь. И вы должны увидеть то, что создали, то, к чему эмоционально привязались, овладеть этими эмоциями и приступить к созданию новой концеп­ции своей жизни. И если вы поступите таким обра­зом, вы никогда не умрете — вы не окончите жизнь на кладбище. Итак, чем больше вы создаете, тем моложе становитесь. Чем моложе вы становитесь, тем старше вы становитесь. Итак, возможно ли, что у вас никогда не закончатся идеи? Да. Повернитесь к своему соседу и скажите ему это. Давайте. Ну же! Мы хотим, чтобы это произошло. Ну же*.

...И доказательство тому — истина, которая гласит, что вы еще даже не начали воображать свои великие мечты и их воплощать. И откуда мы об этом знаем? Да просто взгляните на это: вы используете менее десятой части своего мозга, менее десятой части**.

*   Там же. ** Там же.


56


Как творить свою реальность


Введение в учение Рамты


57


 


Все дисциплины Великого Труда, разработанные и используемые Рамтой с тем, чтобы инициировать своих учеников в учение, составлены в соответствии с процес­сом созерцания Пустотой самой себя и в некотором роде его имитируют. Этот процесс дал рождение сознанию и энергии, которые, в свою очередь, порождают природу реальности.

Итак, четыре краеугольных камня философии Рамты — это:

       понятие Пустоты;

       сознание и энергия создают природу
реальности;

       утверждение «Вы — Бог»;

       завет «познавать непознанное».

В древних источниках можно найти черты учения Рамты, хотя в большинстве случаев все, что осталось, — это лишь слабый отголосок, который едва слышен сквозь века и искажен вследствие потери соответствующего контекста для его интерпретации. Вот некоторые из этих древних источников: философия древних египтян и особенно фараона Эхнатона, Заратустра, описание Буддой своего просветления, понимание добродетели и бессмертия души у Сократа, концепция «универсальных форм» Платона, жизнь и учение Иешуа бен Иосифа, труды святого апостола Фомы, «Гимн жемчужине», гимн Священному Слову в Евангелии от Иоанна, учения Аполлония Тианского, Оригена, Мани, катаров и альби­гойцев, Франциска Ассизского, иудейских и христиан­ских мистиков, трактат Иоанна Креста «Восхождение на гору Кармель», в котором наивысшая точка горы со-


ответствует макушке головы человеческого тела; произ­ведения искусства различных художников, в частности Микеланджело и Леонардо да Винчи; мистический опыт Терезы Авильской, труды Фрая Луиса де Леона, гумани­стов эпохи Ренессанса в Европе, учение розенкрейцеров, Мастеров Дальнего Востока* и другие.

Наконец, отметим, что в учении Рамты важную роль играет его новая интерпретация жизни и учения Иешуа бен Иосифа**. Он неоднократно цитирует этот источ­ник, проливая при этом новый свет на учение Иисуса. Особенная интерпретация Иисуса Рамтой не имеет ничего общего с произвольным манипулированием информацией. Каждый раз, когда Рамта отступает от традиционного понимания жизни и учения Иисуса, он предоставляет убедительные доказательства своих за­явлений и предположений.

Мы хотели бы закончить это вступительное слово, проведя сравнение молитвы Иисуса — традиционной евангельской молитвы Богу-Отцу — и молитвы Рамты Духу. Между ними обнаруживается большое сходство. «Отче наш» используется для обращения к Богу и одно­временно служит кратким изложением учения Иисуса. Молитва же Рамты предлагает его ученикам провоз­гласить и ввести в действие основные утверждения его учения. Эта молитва — мощная инициация в священные тайны творения, Духа, путешествия инволюции и эво­люционного возвращения к Богу.

* См. Бэрд Сполдинг. Жизнь и учение Мастеров Дальнего Востока (М: «София», 2008). — Прим. ред. русского издания.

** Рамта называет Иисуса Христа «Иешуа бен Иосиф», следуя совре­менной тому иудейской традиции.


58


Как творить свою реальность


Введение в учение Рамты


59


 


Сходства между молитвой Иисуса «Отче наш» и молитвой Рамты к Духу

Молитва Отцу

Отче наш,

Молитва Рамты

    О, мой возлюбленный Дух,

мой могущественный Дух,

Всесильный,

    ты, который исполнен силы

сущий на небесах!    Да святится имя Твое,

да приидет царствие Твое;

да будет воля Твоя

и на земле, как на небе;

    неба и земли,

   наполни меня своей силой.

   О, мой Дух, наполни меня

своим проявленным царством,

   чтобы я смог стать сосудом

  того, что невидимо на небе,

                                                 для покорения то, что видимо

хлеб наш насущный

дай нам на сей день;

и прости нам

долги наши,

как и мы прощаем

должникам нашим;

И не введи нас в

искушение,

но избавь нас

от лукавого*.

    на земле.

Дай мне пищи на каждый день,

    чтобы я мог жить

    и познать свою вину,

   свое сомнение,

   свое горе,

   а затем осознать истину.

   О, могучий Дух,

   не дай мне войти в искушение.

    Защити меня

   от всего, что может меня

поработить,

и прояви через меня

Бога святого.

Так повелеваю я.

Да будет так.

За жизнь**.

Аминь.

* Матф. 6:9-13.

** «Наш Всемогущий Дух: прямая дорога к силе материализации», 23 февраля 1996 (Омг Omnipotent Spirit: Direct Line to the Power of Manifestation, February 23, 1996, Tape 327.09 ed. — Yelm: Ramtha Dialogues, 1996).


Встречаемые в молитве Рамты понятия, в которых обнаруживаются явные параллели с содержанием мо­литвы Иисуса, могут служить ключом к пониманию послания Иисуса. Мы выявили, что, если рассматривать учение Иисуса с точки зрения понятий, используемых Рамтой, то в его послании обнаруживается поразитель­ное сходство с приписываемыми Апостолу Фоме тру­дами, объединенными в «собрании Наг-Хаммади»*. Это важно, поскольку труды Фомы были опубликованы в середине первого столетия, во времена, когда еще не были написаны ни Евангелие от Иоанна, ни синопти­ческие евангелия.

*«В этой книге я прежде всего должен заметить, что с исторической точки зрения Фома ни в коем случае не "гностик" Что бы ни делали те гностики, которые написали Апокриф Иоанна, Происхождение мира, Послание Евгноста, Pistis Sophia и т. п., — Евангелие от Фомы делает нечто совершенно другое. Если кому-то хочется увидеть типичное гностическое евангелие, лучше всего обратиться к Евангелию от Филиппа. Позже я покажу, что, хотя Евангелие от Фомы ни в коей мере не является последовательным, историческим документом, в нем имеется набор доступных для понимания идей, по большей части проистекающих из Иудейской Мудрости и апокалиптических тради­ций. Наконец, я опубликую труды Фомы в контексте ранней церкви. Это собрание изречений, применявшихся для наставления ново­обращенных христиан. Очевидно, в них отражается некая ранняя форма иоанновой проповеди; возможно, они появились примерно тогда же, что и документ Q (гипотетический источник материала для евангелистов Матфея и Луки). Труды Фомы датируются примерно 50-70 гг. н. э.

Если эти выводы верны, Евангелие от Фомы может занять подо­бающее ему место и в науке, и в христианском пути самопознания. Я в меньшей степени озабочен тем, будут ли сделанные мной отно­сительно смысла трудов Фомы выводы приняты в обществе, нежели тем, чтобы текст действительно оказался датированным серединой первого столетия нашей эры, потому что только в этом случае во­прос значения Евангелия от Фомы для истории христианства будет вновь открыт». Стиван Л. Дэвис, Евангелие от Фомы и христианская мудрость (Stevan L. Davies, The Gospel of Thomas and Christian Wisdom (New York: Seabury Press, 1983), с 2.


 

61

60                                                                 Как творить свою реальность

Итак, я хочу, чтобы вы также знали, что, если вы почувствуете легкую неприязнь к этой молитве, более чем вероятно, что она будет подниматься из глубин вашей сознательной памяти о религии и вашего к ней отвращения. Но послушайте меня. Это было известно еще во времена античности. Великие, великие мастера и Христы Земли передавали это знание людям. Частицы священных тайн были укра­дены, и вокруг них были созданы религии, которые превратились в их жалкое и смехотворное подобие. Самое забавное в том, что религия превратилась в опекуна Бога и в итоге получила абсолютную власть над душами своих прихожан. Кроме того, она забра­ла это знание и объявила, что его можно обрести только через Христа. Это неправда. Более того, они говорят о том, что божественность, которой они обучают, существует вовне, отдельно от человека. Это неправда.

Заметьте, в этой молитве мы говорим «О, мой возлюбленный Дух». Мы возвращаем высший, из­начальный Божественный замысел и нашу силу Богу — туда, где ей и положено быть. Мы взываем к божеству и его силе внутри нас. Мы — отражение этого божества, наделенные волей, чтобы творить. Когда мы пробудим это божество, оно восстанет из глубин нашего собственного величественного существа. Это не религиозная молитва. Это молитва пробуждения личного Духа, Всемогущего Бога — Всемогущего Бога*.

* Наш Всемогущий Дух: прямой путь к силе материализации, 23 фев­раля 1996 (Our Omnipotent Spirit: Direct Line to the Power of Manifesta­tion, February 23, 1996, Tape 327.09 ed. — Yelm: Ramtha Dialogues, 19%).


Введение в учение Рамты

В молитве Рамты содержатся основные элементы его философии. Молитва обращена к нашему личному Духу, динамическому аспекту Нулевой Точки, Богу в человеке, а не к существу, пребывающему вовне и пре­восходящему нас самих. Наш личный Дух описывается как Всемогущее и Всесильное существо, произошедшее из самой Пустоты. Понятие неба описывается как море потенциальных возможностей Пустоты. Термин земля используется в отношении реализации и выражения этих потенциальных возможностей. Небо — это твор­ческий принцип сознания и энергии, а Земля — это процесс реализации и выражения, разворачивающийся на семи уровнях.

Человеческая личность — вторичное сознание или зеркальное сознание — обращает свою молитву к На­блюдателю или изначальному сознанию. Она выражает свое желание стать вместилищем невидимых потенци­альных возможностей с тем, чтобы познать непознан­ное. Смысл питания физического тела и поддержания человеческой формы в том, чтобы иметь возможность осознать нашу вину, сомнения и сожаления. Другими словами, в жизни важно отпустить все те человеческие чувства, которые заставляют нас из раза в раз повторять опыт нашего прошлого, и познать истинное значение, которое в них скрыто. Душа составляет список тех во­просов, которые нам еще предстоит разрешить в жизни с тем, чтобы далее продолжить свое путешествие в эво­люцию обратно к Богу. Цель молитвы в достижении еди­нения с Божественным, обретении просветления. Дать проявиться Богу в человеке — значит стать женщиной или мужчиной, осознающим свою божественность, стать


62


Как творить свою реальность


 


бессмертным существом, неограниченным временем и пространством. Заключительное утверждение в молит­ве отличает ее от простой мольбы, до которой должен снизойти некий внешний источник или высшее суще­ство. Скорее эта молитва представляет собой властную команду к реализации и смелое признание созидающей силы человеческой личности как Наблюдателя и Бога. Учение Рамты предлагает нам уникальный ракурс, в котором мы можем по-новому взглянуть на тайну жизни. Оно открывает нам пространство, где вопро­сы, на которые не могли дать ответа ни философия, ни наука или религия, обретают новый смысл. Это учение способно расширить спектр человеческого опыта далеко за пределы, установленные на сегодня наукой или раз­личными мировыми религиями. Система мысли Рамты не является ни религией, ни интерпретацией реальности с философской точки зрения. Это истина, которая была добыта и опробована представителем человеческой расы. В этом смысле она является знанием Рамты, наукой Рамты. И теперь, когда путь уже проложен, двери от­крыты для всех, кто желает исследовать его и совершить свое собственное путешествие в непознанное.

Хайме  Ф. Леаль-Анайа 16 марта 2000 г.


Часть I

Путь Мастера к просветлению




Глава 1

Автобиография Рамты


 

Лемурия и Атлантида

Я

— Рамта Просветленный. Я был известен под именем Рам. Я был первым завоевателем, которого когда-либо знал этот план бытия. Я завоевал три четвер­ти известного вам мира. Мой поход продолжался шесть­десят три года. Я вознесся на северо-восточном берегу реки Инд прямо перед моим двухмиллионным войском. Мой народ теперь составляет население Индии, Тибета, Непала и того, что называется Южной Монголией. Этот народ был смесью лемурийцев, тех, кого тогда называли ионийцами, а позже назвали македонцами, и племен, бежавших с континента, который тогда назывался Атлатией, а вы называете Атлантидой. Моя кровь течет во всех этих людях.

Мне не довелось исходить все земли континента Атлатии — я знал только самый южный его порт под на­званием Онай. Там был водный путь между Атлатией и той землей, что именуется My. Вы понимаете, что такое My? Это Лемурия, великая прародина всех народов. Если бы кто-нибудь пожелал найти колыбель цивилизации, следовало бы искать ее именно там.

По тому водному пути народ переселялся в Атлатию, потому что земли My были переполнены так называе­мыми огромными зверями*. Они были издержками про-   * Динозаврами.


цесса творения, как я вам уже объяснял*. И вот там было много людей, чьи жилые постройки располагались под землей. Понимаете? Никто в Лемурии не имел построек, сооруженных на поверхности земли. Народ также жил в горах — и была там лишь одна горная цепь, протянув­шаяся от верхней части тихоокеанского побережья этой вашей нынешней страны** до того места, где много воды. В те времена народ строил свои хижины в горах. На об­ширных же равнинах, на великих равнинах My, все жили под землей. Поэтому у лемурийцев была прекрасная сеть тоннелей, скоростных автострад и объездных дорог, если их можно так назвать, которая располагалась под по­верхностью земли в целях безопасности и очевидного желания спастись от зверей наверху. А звери, надо сказать, становились все более свирепыми, безудержно размножа­ясь и превращаясь во все более совершенные и огромные чудовища, доходившие до невероятных размеров.

Создания, которые решили остаться на своей ро­дине, знали о том, что их земля скоро начнет оседать, поскольку в атмосферных слоях стали образовываться обширные накопления воды. Земля стала проваливать­ся с целью уничтожения тех самых свирепых тварей и зверей. И когда земля обрушилась, то, что называлось континентом, сдвинулось относительно своей оси вращения, что вызвало сильное оледенение верхних районов Лемурии. Оледенение воистину с ними всеми

* Сотворение мира, 1980. (Creation, Specialty Tape 005 ed. — Yelm: Ramtha Dialogues, 1980). См. также книгу первую Размышлений Учителя об истории человечества, которая называется Происхождение и раз­витие человеческой цивилизации (A Master's Reflection on the History of Humanity. Part I, Human Civilization, Origins and Evolution. — Yelm: JZK Publishing, a division of JZK, Inc., 2001).

** США. - Прим. ред.


 


 



и покончило. Еще до того, как суша начала проседать, древние отцы Лемурии решили остаться на своей лю­бимой земле и уйти вместе с ней. Они, знаете ли, пом­нили времена своего прибытия в эти земли. Так гласит их история, и так оно и было. Молодые же совершили переселение в Атлатию. И соединял Лемурию с Атлатией только один водный путь.

Нас обзывали рабами, собаками, бездушными и безмозглыми. Атлатийцы воистину не любили и не жа­ловали уважением никого из тех, кто прибыл с нашего континента, поскольку они славились высоким уровнем интеллекта, в то время как лемурийцы были сильны в том, что именуется Духом, и в понимании невидимого. Мои праотцы служили силе, которую они называли Непознанным Богом, и даже в более поздней истории вашего мира его имя встречается на алтарях самых раз­личных культов и цивилизаций.

Я пришел в Атлатию по воде, и ее самый большой порт располагался на ее южной оконечности и называл­ся Онай. Вы думаете, этот город огромен?* Порт Онай вместил бы в себя два таких города. Он был громаден. В те времена Атлатия была континентом великой ци­вилизации, которая преобразовала мысль в то, что на­зывается силой чистой энергии. Ее народ поклонялся интеллекту.

Катаклизм

Вы спросите: «Рамта, а где же были все воды и океаны, которые существуют в нашем мире?» Они всегда находи­лись в слоях атмосферы. Вода всегда находилась у вас в

*   Рамта имеет в виду город Нью-Йорк, где происходила данная беседа.


атмосфере. Именно она делала чудесное дитя по имени Терра плодородным, поскольку она воистину собирала солнечный свет и равномерно распределяла его по всей 5смле. Как началось великое оледенение в последние дни? В те времена атлатийцы применяли то, что вы на­сыпаете светом, для путешествия, для разрушения, для преобразования мыслей и предметов, и мощный луч света пробил слой воды в атмосфере. Именно тогда вода Стала выпадать в виде того, что вы называете осадками.

Когда это началось, постепенно континент под на-званием Лемурия стало трясти, и он начал содрогаться от землетрясений. И когда его начало трясти, из атмо-сферного слоя прямо над Лемурией, который был про-бит лучом света, стала извергаться вода. Когда вода по­шла вниз на лемурийцев, Земля начала поворачиваться, и это подобно утробе, в которой находится младенец, и, когда утробу прокалывают, вода, наполняющая утробу и защищающая ребенка, откидывает его в сторону, по­тому что положение младенца в утробе определяется положением воды, — то же самое, можно сказать, про­исходит и с Террой.

Когда воды обрушились на великую планету, она по­грузилась в жестокий холод, поскольку, когда она сме­стилась, а в атмосферной оболочке образовалась дыра, солнечный свет ушел и сконцентрировался в тех местах, Где воздушная оболочка не была повреждена и тепло не выходило сквозь проделанную дыру. Вот так наступило великое оледенение. Это было проделано безупречно, благодаря чему была уничтожена Лемурия и все те, кто начал представлять угрозу самим атлатийцам.

Что же случилось с Атлатией, когда на Лемурии началось великое смятение и произошла катастрофа?


70


Часть I. Путь Мастера к просветлению


Глава 1. Автобиография Рамты


71


 


Она начала распадаться на части. Первой обрушилась северная часть Лемурии. И когда она пала под натиском оледенения, пришла большая вода. Огромная масса воды начала заполнять одну часть за другой по мере того, как континент оседал все ниже и ниже. И когда этот процесс начался, массы суши, на которых зиждилась Атлантида, сдвинулись с места и начали расходиться.

Видите ли, атлатийцы горячо верили в то, что этот акт был демонстрацией их интеллекта, что они были завоевателями мира, а их ужасный свет не был в дей­ствительности столь ужасен. Он был всего лишь тем, что вы называете лазером, но в усовершенствованной форме, пригодной к использованию. Сами они воистину презирали переселенцев или тех, кто ничего не смыс­лил в машинах. Когда они издалека увидели, как гибла Лемурия, как раскалывался этот континент, они были столь самонадеянны, что подумали, будто их никогда не постигнет подобная участь, а дыра в атмосфере казалась им лишь забавным приключением.

Итак, континент Атлантида — тогда его называли Атлатией — был и является цивилизацией красных. Те, кого вы называете индейцами, краснокожими людьми, — воистину древний народ, потомки атлатийцев.

Переселение в Онай

К тому моменту, когда все переселенцы обосновались в южной части Атлантиды, распространение техно­логической мысли заметно пошло на спад, а северные части Атлантиды начали разрушаться и уходить под воду, поскольку их жители неподобающим образом использовали энергию света. Видите ли, вы можете


путешествовать, используя свет. Воздушные корабли атлантов двигались за счет энергии света. Они не могли совершать повороты, поскольку свет воистину не может двигаться по кругу. Поэтому корабли перемещались только вдоль прямой линии. Атланты захотели под­няться в воздух. Тогда они поместили свои корабли на поток света, и те взмывали вверх. Но таким образом они повредили атмосферные слои. И когда они вторглись в слои атмосферы над северным полушарием Атлантиды, гуда устремилось огромное количество воды. И когда пришли великие воды, начались крупные разрушения. 11рибывавшая вода оказывала сильное давление на то, что называлось Террой. И северная часть, которая при­мерно совпадает с вашей восточной границей здесь*, начала оседать, раскалываться и уходить вниз, а высокие юры стали рушиться, исчезая под хлынувшими к ним волнами. Вот что тогда произошло. Жители не были предупреждены заранее, и им воистину оставалось лишь подниматься вверх, пока земля уходила под воду.

В вашей Книге Книг есть высказывание, которое наи­более точно отражает то, что происходило в те времена, и оно гласит: «Смотри! В свои последние дни они взмыли ввысь подобно орлам, чтобы устроить свои гнезда среди звезд, но Я поверг их вниз»**. Это именно о них. Будущее не будет таким — таким было прошлое. И, продолжая взлетать вверх, они еще больше разрушали атмосферные слои. И то, что было под Землей, свет, начало проникать на поверхность в тех местах, где в атмосферных слоях образовались разрывы. И вся вода, которая осталась во

*    В США. - Прим. ред.

** «Но хотя бы ты, как орел, поднялся высоко и среди звезд устроил  гнездо твое, то и оттуда Я низрину тебя, говорит Господь». Библия,  Книга Пророка Авдия, 1:4.


72

Часть I. Путь Мастера к просветлению

внешнем слое, располагавшемся над тем районом, кото­рый вы теперь именуете экватором, застыла, поскольку даже структура воды потеряла свою устойчивость, необ­ходимую, чтобы равномерно распределять свет и, таким образом, распространять тепло. Все сошло со своих мест. И так постепенно весь континент разрушился и ушел под воду.

Я прибыл в Атлатию в последнее столетие ее суще­ствования. И в течение этих последних ста лет конти­нент подвергся разрушению, и что касается тех штатов, которые вы называете Каролинами* — и это имя им очень подходит, — то они на всем своем протяжении являют остатки горных вершин Атлатии.

Цивилизация атлатийцев к тому периоду времени деградировала, превратившись в государство тиранов, более не имевших знаний о том, как использовать свои технологические достижения, которыми праотцы их управляли, пользуясь лишь силой мысли. Тираны созда­вали демократические государства. В этих демократиях тираны управляли людьми с помощью жестоких, а не демократических законов — и именно такой демокра­тии были подчинены мы, те, кого в действительности звали лемурийцами, мы — «оборванцы», «пришельцы», «собаки», «никто», «бездушные», «безмозглые»... Таким было мое время. У нас уже не было гигантских маяков и светильников. Великие маяки были разрушены, ког­да в самом центре Атлантиды, в ее научной столице, произошло последнее крупное землетрясение и все было уничтожено.

*То есть штаты Северная Каролина и Южная Каролина. — Прим. ред.


 

73

Глава 1. Автобиография Рамты

Есть такое место, которое называется Гул Дохлой Лошади*. Оно расположено в море недалеко от вашего восточного побережья**. Вы знаете, что там не бывает ветра? Бывало, что моряки заплывали в это жуткое, дьявольское место, и ветер там стихал, а они погибали. Это случалось именно там, поскольку там воистину больше нет ветра, и там до сих пор располагается на­учный центр того, что раньше называлось Атлантидой. Там также находится великая дверь. Ею управляет то, что называется великим столбом или вакуумом, и ведет она к цивилизации внутри вашей Земли***. Почему там все мертво? Видите ли, эмоции, которые аккумулировались в те последние дни, и бездарность чрезмерно развитого интеллекта продолжают и по сей день распространять вибрации владычества над всем сущим. Вот почему там нет никакой жизни.

* Англ. Dead Horse Drones. Один из причудливых терминов Рамты, лишьотчасти объясняемый следующим примечанием американского редактора и более нигде не встречающийся.

** Саргассово море, расположенное между 20° и 35° сев. широты и 30° и 75° зап. долготы. В этом море практически нет никакого течения, оно абсолютно спокойно. Сильнейшие в мире течения полностью его изолируют от вод Атлантического океана, образуя что-то вроде «глаза циклона». Все, что попадает в эти течения, оказывается пой­манным в ловушку Саргассова моря и не имеет шансов оттуда вы­браться. Этот район, тесно связанный с Бермудским треугольником, находится в так называемых «конских широтах» В старые времена с парусных судов, перевозивших коней и надолго попадавших здесь в штиль, приходилось сбрасывать животных за борт, чтобы сэконо­мить драгоценную воду— Прим. ред.

*** См. «Жизнь в центре Земли» — главу 2 второй книги Размышлений Учителя об истории человечества, которая называется Открытие жемчужины древней мудрости ("Life in the Center of the Earth," Chapter 2 in Л Master's Reflection on the History of Humanity. Part II, Rediscovering the Pearl of Ancient Wisdom — Yelm: JZK Publishing, a division of JZK, Inc., 2002).


74


Часть I. Путь Мастера  к просветлению


Глава 1. Автобиография Рамты


75


 


Итак, в дни Рама, когда я был маленьким мальчиком, в мире больше не признавалась сила света — в мире пра­вили тираны, жестокие законы, а человеческая жизнь не стоила ровным счетом ничего. Ваши краснокожие, ваши индейцы — почему они были истреблены? Потому что были дни, когда они истребляли белокожих, потому что были дни, когда они были великими правителями всей Терры, и теперь колесо их кармы воистину сделало для них полный оборот. И в той земле, которую они назы­вали пустошью, они выбрасывали мерзкие кучи мерт­вецов — там, где проходил лабиринт из болот и запруд, соединявший два континента. Вы когда-нибудь пытались посадить зерно в почву, которая все время наполнена влагой, и вырастить его? Именно оттуда произошел ваш рис, а наукой его выращивания вы обязаны вашим желто­кожим народам, поскольку из-за атлатийцев именно там располагались их родные чахлые и скудные земли.

И во времена моей жизни все мои проблемы были связаны с тиранами. Разве этого недостаточно? Разве это не сильнее света? Конечно, да. И в мои времена, возлюбленные создания, жизнь ничего не стоила — и потому это были жуткие времена. Для человека было нормально пройти мимо женщины, умирающей на до­роге от голода. Оказавшись рядом с нами, все, видите ли, прикладывали к своим носам платки из тонкого льна, пропитанного жасминовой и розовой водой. Мы были отвратительными, жалкими существами. Именно в те времена я родился.

Во времена моего повиновения и обучения я был кем-то вроде бездомного бродяги. Я был осторожен в движениях своего хрупкого тела. У меня не было силы, чтобы разжечь огонь в жаровне. Почему я был таким?


Потому что у меня не было пропитания, которое могло бы меня подкрепить, у меня не было одежды и мехов, чтобы согреть меня, когда зима приходила в своем бе­лом безмолвии. У меня ничего не было, и потому мое физическое тело чахло и слабело.

Когда я был маленьким мальчиком, совсем малень­ким, нужда воистину была очень распространена повсю­ду. В своем нынешнем временном потоке вы создали рай, потому что ваши прежние жизни эмоционально научили нас тому, что вам следует создать более подходящее со­знание, с помощью которого вы сможете расширяться и познавать. И когда я был маленьким мальчиком, жизнь со всей ее несправедливостью была, действительно, очень тяжела, а для тех, кого я называю моим родом, она была невыносима. Дары Земли в те времена без­думно расточались. С точки зрения более развитых рас моему народу и моим родственникам было бы лучше сгинуть под бескрайними водами морей, которые по­глотили огромных тварей, живших среди высоких гор моей родины.

Представьте на мгновение, что вас называют без­душным ничтожеством, никчемным существом, отвра­тительным, ужасным, мерзким созданием, что на вас плюют, мочатся и испражняются, не позволяя умыть-ся — разве только слезами... Представьте, что у вас нет ми матери, ни отца. Вообразите, что с собакой на улице обращаются лучше, чем с вами, а вам остается лишь ис­текать слюной и мечтать о какой угодно пище, которая смогла бы заглушить страдания, терзающие ваше нутро. 11редставьте, в каком мире я жил! Это было в самом на­чале того, что называлось сотворением человека, когда человеческие создания впали в глупое высокомерие,


76


Часть I. Путь Мастера к просветлению


Глава 1. Автобиография Рамты


77


 


продиктованное их чрезмерно развитым интеллектом, и превратились в столь величавые создания, что для них перестало иметь значение что-либо еще помимо цвета кожи или картуша, украшавшего двери их домов, и ничто более не могло сравниться с их высокомерием. Таким был мир, в котором я жил.

До физического воплощения

Кто выбрал быть Рамтой? Я. Кто выбрал быть вами? Вы. Вы, подобно мне, еще до того, как стать сконцен­трированной мыслью и воплотиться в физическом теле, выбрали те генетические модели, с помощью которых вы смогли бы эволюционировать в ходе процесса по­знания материи. Если вы пребываете на более высоком уровне и никогда не опускались на уровень более низких частот, вы не способны познавать (понимать). В невин­ности вашего существа у вас нет знания для того, чтобы понимать. Там вы не способны познать все царство Божье — там вы просто есть.

Я не создавал свое тело. Я был оставлен в Атриуме Констант*. Атриум Констант, если так можно выра­зиться, был шельфом. Его называли покровом Терры. И в покрове Терры, после того, как пять рас совершили снисхождение на различные планы, я был тем, кто не со­шел на планы бытия, так что со мной пребывала вся моя масса. В этом не было ничего необычного, потому что кто-то должен был остаться там, когда все находилось в преддверии слияния и должен был начаться плодород-

* Англ. Atrium of the Constants. Еще один загадочный термин Рамты. В архитектуре атриум — большой зал с верхним светом, в анато­мии — полость, в частности предсердие. — Прим. ред.


ный посев? Что за душа или Дух должны были наполнить семя, если Бог разделил себя надвое, чтобы расшириться в творении, и это правда, во имя своих возлюбленных братьев? Он не станет вновь теми братьями, которые были сотворены им из двух, — он не может. Ребенок, сотворенный из двух, должен обладать душой и Духом. Создавать тела просто, душа же и Дух существуют веч­но. Благодаря движению тела, как говорится, я захотел прийти и проявиться. Почему бы нет?

Я был во многом безрассудным Богом, как и все мы в своем начале были безрассудными, неразумными Богами, — мы не должным образом применяли наши мысли и разум, поддавшись духу соперничества, что по­губило нашу чудесную планету. И я был одним из таких же Богов, так же как и вы были одними из них. Почему же мы желаем проявить в материальных предметах то, что мы создаем в своих мыслях? Если мы не будем вы­ражать свои идеи в реальности, то как же мы узнаем, что реальность вообще существует? Как мы узнаем, что предмет нашего творения существует, если только не станем его частью?

И в те времена, когда то, что именуется родом чело­веческим, процветало и с заботой взращивало свое по­томство, лелеяло жизнь, культуру и любовь, наслаждаясь изобилием Бога, пребывающего в любви к самому себе, мой выбор прийти был воистину естественным ходом вещей — так поступали все в Атриуме, или покрове, — и я тоже выбрал прийти. Я любил Терру, видите ли. Я любил Терру, потому что Терра давала нам надежду. Она была прекрасной, сияющей, целомудренной, и с ее помощью мы могли учиться на многочисленных ошибках своего прошлого. Я хотел стать участником этого процесса.


78


Часть I. Путь Мастера к просветлению


Глава 1. Автобиография Рамты


79


 


Видите ли, я не знал, что, как только ты снижаешь свои вибрации до полей более низкого уровня, ты за­бываешь более высокие уровни, поскольку начинаешь жить среди одних низких вибраций. Для любого соз­дания, рожденного из Атриума на этот план, воистину естественно забывать вибрации полей более высокого уровня. Как у животных есть свои инстинкты, у челове­ка имеются свои, но не все из них он воистину помнит. Когда Дух испытывает наслаждение от целостности физического тела, он воистину обладает всем объемом памяти, в то время как эго памяти не имеет.

Таким образом, попав на этот план, я родился неве­жественным варваром. Видите ли, как бы я смог понять, что есть невежество и различия между существами — будь то варвар или король, — как мог я понять различие между этими состояниями? Я не мог дать им определе­ние, потому что никогда ими не был. Видите ли, высшие существа никогда не осуждают существа более низкого порядка — только низшие существа судят высших, — по­скольку высшее существо не способно понять низшее существо, ведь оно низшим существом не является. Вы понимаете, что я имею в виду?

До того, как я пришел сюда, я не знал, что один чело­век порабощен другим. Я не понимал, сколь воистину ничтожна человеческая жизнь. Лишения, рабство — от­куда я мог знать, что это такое? Я, видите ли, не был ими. И я не знал до тех пор, пока я по милости не стал тем, кем я был, — невежественным варваром, бездушным и безмозглым существом и, если так можно сказать, псом. Видите ли, именно такими нас и считали. Откуда мне было знать, что это означает? Откуда мне было знать, что я ниже, чем аристократия Атлатии, до тех пор, пока


я не стал ее жертвой? Если вы невежественны и не рас­полагаете интеллектом, естественным для данной мест­ности, вы воистину оказываетесь вне общества, которое вас не принимает по той причине, что, если оно все-таки это сделает, ваше появление, быть может, напомнит им об их собственных падениях и неудачах. А эго этого не любит. Утонченное эго не любит, когда ему напоминают, что оно когда-то было другим.

Я выбрал быть Рамтой. Вы выбрали быть собой, и наши родители, цвет вашей кожи, ваш пол, а также место нашего проживания — то, что называется географиче­ской областью, — были определены вашей душой, пра-вильно? Итак, вы — это вы. В моей жизни я был Рамтой, но если говорить о том, кем был Рамта, то скажу, что он был лишь собирательным образом своих предков и его так и не увидели потомки. Сходство с моими предками наградило меня презрением окружающих — я не знал любви и заботы, я был никчемным, низким созданием. Итак, вот какой была моя участь, чтобы вы смогли пред-

ставить, кем я был. И все же, те, кого я выбрал в качестве
своих родственников, если говорить о генетике, те, чьим
потомком я решил стать, были сильны в знании неви-­
димых материй. Мои предки держались за это знание,
а также за свою Родину, которая теперь покоится под
покровом океана. И те переселенцы хранили свое зна-­
ние, в которое мои властители никогда бы не поверили,

если только оно не претворилось бы в реальность в виде
того, что вы называете машинами, царствами, энергией,
законами.

Мой выбор предков и всей родословной объясняется тем, что я происхожу из дома под названием Рамусте. Дом получал имя в соответствии с коллективной эмо-


80


Часть I. Путь Мастера к просветлению


Глава 1. Автобиография Рамты


81


 


цией души — и те, кто к нему принадлежал, обладали силой, заключенной в эмоциональном знании, и этой силой можно было овладеть и управлять. Были также и те, кто произошел из домов эмоционального творения. Они сотворили машины, законы, тиранию, разделение, ненависть, но на их совести лежало и создание прогрес­са. Если вы происходите из какого-либо дома, то вам не составит труда понять, из какого именно. Все, что вам следует сделать, — это обратить свой взор внутрь себя, чтобы увидеть, где пребывает ваша честь и кому она при­надлежит. Мне нет нужды это вам объяснять — вы и так уже знаете. И исходя из всего этого я выбрал появиться на свет в роду тех, кого вы называете лемурийцами, жи­телями My, вопреки прогрессу.

Я не винил свою мать в том, что у меня не было отца. Не обвинял я также и своего брата в том, что наши с ним отцы не принадлежали к одному и тому же роду. Я не винил и того, кого называл своим Богом, за ту жизнь, которую я простодушно выбрал. Этому вам всем следует научиться, создания. Однако между домом эмоцио­нального знания и домом прогресса началось противо­стояние, которое привело к сражению. Сражение — вы знаете, что означает это понятие? Вам нет нужды нести службу в многомиллионной армии, чтобы узнать, что такое сражение. Все, что вам необходимо для этого, — очень острый язык.

Битва против Непознанного Бога

За свою жизнь, когда я еще был маленьким мальчи­ком, мне много раз приходилось видеть, как моя мать оказывалась на улице и как там у нее отнималась ее


свежесть и сладость. Я наблюдал за жизнью там, где мы проживали, и видел нищету и отчаяние, царившие вокруг меня. И я видел, как моя мать отошла в мир иной. Я видел, как в ее чреве рос ребенок, и знал, кто это. И я видел, как моя мать рыдала. Почему? Это было совершенно очевидно. Возможно ли было найти на улицах другое создание, которое страдало бы так же, как она, в этой земле обетованной? Я наблюдал за родами матери и помогал ей произвести на свет ту, которую вы на своем языке назвали бы моей маленькой сестренкой. Я помогал своей матери, потому что она была слишком слаба, чтобы родить ребенка самостоятельно. И на свет, крича, появилась маленькая девочка. Она не была счаст­лива. Это было ясно. Итак, тяжелая ноша легла на мои плечи из-за состояния матери, так как она была столь слаба, что, когда дитя прикладывалось к ее нежной груди, в ней не находилось молока, ведь мать голодала. Так моя сестра, которая сосала грудь матери, росла очень слабой.

Почему же, скажете вы, у вас была такая жизнь, что вы были рабами, презренными существами, не-людьми для правителей тех земель? Кто правил той землей? Те, кто заставлял нас жить в их владениях, возделывать их поля и говорил, что за наш собственный труд мы не получим даже черенков от выращенного нами урожая. Что же они делали со всем урожаем? Они запирали его в амбарах и зернохранилищах, сами поглощали запасы, отправляя их своими брезгливыми пальцами в свои искривленные в насмешке рты. И я говорю вам, что это было несправедливо. И кто был тот Бог, о котором они говорили? Я был зол, поскольку моя мать рыдала от того, что в ее груди не было молока.


 


 


82                                     Часть I. Путь Мастера к просветлению


Глава 1. Автобиография Рамты


83


 


::


Я попрошайничал на улицах, я убивал собак и птиц, поздними вечерами воровал зерно у своих хозяев благо­даря тому, что был проворен и скор на ноги. И я кормил свою мать, чтобы она смогла накормить мою маленькую сестру.

Я не винил свою сестру за то, что она высосала все силы из моей возлюбленной матери, из-за чего та вскоре скончалась. Все силы матери были отданы новой жизни, с тем, чтобы эта новая жизнь могла продолжаться. И мать умерла, так и держа дитя у своей груди. Больше в ней не осталось сил, больше в ней ничего не осталось. А у ма­ленькой девочки начался понос. Она не могла удержать в себе то, что попадало в ее организм, и быстро осво­бождалась от инородных продуктов, выпуская таким образом жизнь из своего тела. Итак, они обе — мать и сестра — ушли в мир иной.

И вот, будучи маленьким мальчиком, я собрал прутья и сложил их вместе. Я сложил их поверх тела матери, а потом ночью украл то, что называлось огнем. Я бережно нес его, и когда был на месте, прочитал длинную мо­литву в память моей матери и сестры, которых я любил всем сердцем. И я поджег прутья, а если бы не сделал этого без промедления, зловоние мертвых тел вызвало бы беспокойство среди местных жителей, населявших тот район, и те, чтобы избавить себя от волнений, вы­швырнули бы тела в пустыню, где гиены смогли бы ими насладиться и разорвать их на части. И я поджег их, и тела сгорели дотла.

Еще пока я был ребенком, ненависть к красноко­жему народу — их называли атлатийцами — вползла в мое сердце, как гадюка. Больше не осталось никого и


ничего — моего брата забрали в рабство в другой город, чтобы служить новому хозяину и, угождая его потреб­ностям, удовлетворять его филейную часть.

Мой род почитал и любил то, что пребывало выше звезд, выше луны. Они любили то, чему невозможно дать определение. И имя этому было Непознанный Бог. Будучи маленьким мальчиком, я не винил Непознанного Бога за его неспособность любить меня, мой народ, мою мать и сестру. Я не обвинял его. Я его ненавидел.

В те времена никто из моего народа не умирал до­стойным образом. Вообще тогда и не существовало таких понятий, как достоинство, добродетель. И вот однажды я увидел высокую гору, очертания которой неясно выри­совывались вдали, очень таинственное место, и решил, что если заберусь на нее, то смогу обратиться к самому Непознанному Богу и высказать ему всю свою ненависть за его несправедливость. Итак, я начал свой путь.

Я убежал из своей лачуги и устремился к огромной горе, которая едва виднелась из-за отделявшего ее от меня большого расстояния. И вот, путь мой продол­жался девяносто дней — девяносто дней, на протяже­нии которых я с жадностью пожирал цикад, коренья и опустошал муравейники, — и я шел к этой горе, потому что, если Бог и существовал, то он должен был жить где-то там наверху, выше всех народов, подобно тому, как те, кто правил нашими землями, были выше нас. И я нашел его, хотя он был совсем не на горе, где царил один лишь нестерпимый холод. И я рыдал от всего сердца до тех пор, пока мои слезы не обратились в белые льдинки. «Я человек. Так почему же у меня нет достоинства, при­сущего ему?»


84

Часть I. Путь Мастера к просветлению

И вот приблизилась ко мне прекрасная дева, столь необычайной красоты, какой вам не приходилось видеть. Ее золотые волосы словно плясали вокруг нее. Венок, украшавший ее голову, был не из лилий, розовых бутонов или ирисов, но из цветов неведомых. Что же до одеяния ее, то оно воистину светилось, свободно ниспадая. И вот, она подошла ко мне и протянула мне огромный меч. Он звенел. Он пел. Он был так велик, что рукоять его была почти в девять обхватов кисти.

И вот что она сказала: «О Рам, о Рам, я искала тебя, того, кто познал истину и пробудил Дух сострадания в нашем существе. На земле должна воцариться истина, которая не прейдет. Вот, молитвы твои были услыша­ны. Ты человек, наделенный даром и твердостью духа. Возьми этот меч и подбери ножны ему под стать». И она исчезла. Я был ослеплен в своем безумии и остолбенел от той картины, которую мне только что довелось ли­цезреть. Я больше не дрожал от холода — на горе стало тепло. И вот, когда я взглянул на то место, где были мои обратившиеся в ледышки слезы, то увидел, что там вырос цветок столь удивительного цвета, источавший столь сладкий аромат, что я тут же понял — это была сама надежда.

Меч Крошам, Крылатый Посыльный, был самим бы­тием, которое выразило себя в образе прекраснейшей из всех дев, давшей мне меч и сказавшей: «Ступай и покори себя». А остальное, как говорится, история. Среди соз­даний, существующих на свете, сколь уникальны бы они ни были, нет того, которое дало мне меч. Сама Гармония Бытия выковала Крылатого Посыльного.

Неся мой прекрасный меч, я спустился с горы в лачугу своей матери, которая отошла в мир иной. Кто сосал


 

85

Глава 1. Автобиография Рамты

грудь моей матери? Это были вы, потому что вы проис­ходите из моего царства, моего дома, моей мечты. И вы были воистину спасены женщиной, и двери открылись, когда я вошел, без следа телесной слабости или болез­ненности, будучи Рамом, во всех смыслах этого слова.

Что же до окончания истории, многие из вас хорошо его знают. Сражаться и править меня подвигло желание восстановить справедливость, что было частью моей душевной эмоции. Я действительно сотворил войну, по­тому что ранее не бывало никаких выступлений против высокомерия Атлантов, никогда. Я создал все это. Я спу­стился с высокой горы в страхе перед Непознанным Богом, неся меч и слыша внутри наказ покорить самого себя. Я мог бы обвести его лезвие вокруг своей головы и отрубить ее — он был очень длинным. Мои руки не могли дотянуться до рукояти этого меча. И я много плакал. И я обрел честь в своем мече, и, когда вернулся, осадил город Онай.

Великое выступление против тирании

Когда мы осадили город Онай, потребовалось долгое время, чтобы сжечь его без остатка, а также и всех оста­вавшихся в нем жителей. Все зловоние уносило ветром к морю — запах не распространялся по земле. Это очень хорошо, потому что вода растворяет зловоние.

И шаг за шагом, сражение за сражением, моя армия становилась все многочисленнее по мере того, как мы оставляли позади себя все больше осажденных и пав­ших городов. И с самого начала я воистину презирал тиранию. Я сражался, создания, ожидая лишь смерти. Я сражался без страха. Я никогда его не знал. Я знал


86                                                 Часть I. Путь Мастера к просветлению

лишь ненависть. Вы выбираете самого достойного из врагов, который, как вам кажется, сильнее вас, и сражае­тесь с ним, поскольку он может стать вашей погибелью. Но знаете, когда в человеке отсутствует страх, в нем воистину расцветает дух воителя. Вот из чего, знаете ли, сделаны герои.

Видите ли, я хотел плакать, создания, поскольку чув­ствовал, что совершил нечто ужасное и пугающее, и я нес жуткий меч, который все еще оставался для меня тайной. Я хотел плакать, потому что все это было ужасно. Я был ужасным человеком, которого я ненавидел. И когда этот ученый человек, с его густыми, кустистыми бровями, ви­ном и книгами, присоединился ко мне, все его помыслы были направлены на то, чтобы обучить такого варвара, как я. Воин из меня был никудышный, знаете ли. Тело мое в те дни было не слишком большим и крепким. Но позже я вырос.

И вот, сначала я шел по дороге, а затем свернул с нее и двинулся через горы, где мне случилось получить свой меч, и на всем протяжении моего пути мне не удавалось скрыться от людей. Я проходил довольно большой от­резок пути, а потом оборачивался и видел у себя за спи­ной бегущих за мной людей. И когда я останавливался, они все тоже останавливались, и пыль оседала вокруг них. Одежды стариков, которые обвивали их головы и, обрамляя лица, были завязаны набок, раздувал ветер, и пыль лежала в складках материи. Некоторые из них были босы, другие носили сандалии, лишь немногим повезло иметь туфли. И все они несли с собой свою поклажу, знаете ли, кухонные принадлежности или оружие — все, что являлось их скромными пожитками. И они выстраи-


 

87

Глава 1. Автобиография Рамты

вались в ряд и смотрели на меня. И по моим ощущениям я был маленьким мальчиком, отнюдь не мужчиной.

И вот, однажды я очень быстро побежал и увидел вы­сокий холм. Я устремился к нему напрямик и оказался на небольшом плато, откуда начал взбираться на его вершину. Я карабкался и полз по земле, чтобы поскорее перебраться за гребень горы и убедиться, что я оторвал­ся от своих преследователей, чтобы увидеть, как они смотрят на меня снизу вверх и ловят мой насмешливый взгляд. Собаки лаяли, ослы блеяли, лошади ржали, пыль стояла столбом. И вот наконец я взобрался и посмотрел вниз на толпу, и я закричал им: «Почему вы преследуете меня?» А они просто молчали в ответ. «Я не хочу, чтобы вы следовали за мной. Мне не нравится ни один из вас. Вы мне не нужны. Я ненавижу вас. Я ненавижу каждого из вас. Не преследуйте меня. Оставьте меня в покое». Это был приступ гнева, знаете ли. И я чувствовал, как мои глаза горят, знаете ли.

А они смотрели на меня снизу вверх. В тот момент их насчитывалось около пяти сотен. Они все смотрели на меня: беззубые усмехающиеся старики, молодые женщины, закрытые чадрой, спрятанные за нею, так что невозможно было понять, женщины это или нет, дети, вцепившиеся в юбки своих матерей, с огромны­ми, лучистыми, устремленными на меня глазами, рты, разинутые в ожидании того, что должно произойти, собаки, обнюхивавшие мешки с поклажей в надежде найти что-нибудь съестное, развевающиеся стяги, на­бедренные повязки. Там было все и вся. И вот наконец я вытер глаза рукой, и я посмотрел вниз на эту толпу и обратился к ним: «Я не знаю, куда я иду. Я просто юноша.


88

 Часть I. Путь Мастера к просветлению

Я варвар. У меня нет души. Меня не за что почитать. Не нужно следовать за мной».

И вот, из середины толпы вышел молодой человек, и он выступил вперед. У него была небольшая арфа, и пальцы ею перебирали струны очень искусно. Он был одет в то, что называется туникой, сшитой из самой грубой шерсти. Краска почти выцвела, и цвета ткани практически не осталось. Туника была коричневатого, землистого оттенка, и она ниспадала вдоль тела юноши. Плечи его были крепкими и покатыми, а руки сияли, как будто их натерли маслом. И его туника опускалась ниже колен, открывая очень мускулистые, как у крестьянина, ноги. Солнце сделало его кожу довольно смуглой. А его волосы — они были волнистыми и иссиня черными, обвивая локонами его шею сзади. Он был почти кра­савцем. И вот, он начал перебирать струны и петь свою чудесную, недолгую песню.

И все зашептались, расступились, позволяя юноше выйти из толпы, и он начал петь. Я повернулся спиной, а он промолвил: «Великий Рам, слушай. У меня есть для тебя дар». И я обернулся, а он начал петь, и он пел песнь надежды и отчаяния. Он произносил такие слова: «Мы никчемный народ из невидимых земель, из семей безымянных призраков. Мы отвержены всеми, но нам удалось выжить, когда все остальные пали. Мы никчем­ный народ цветом своей кожи и убеждениями, и мы собрались вместе, чтобы узреть свою свободу. И ты, ве­ликое создание, кто освободил нас всех, питал нас всех, ты навсегда стал нашей семьей. И мы будем там, где ты есть, мы ляжем там же, где ты будешь спать, там, где ты будешь утолять жажду, мы будем пить вместе с тобой, и куда бы ты ни направился, мы пойдем с тобой».


 

89

Глава 1. Автобиография Рамты

И народ, старики, начали подпевать. Кто-то из них не мог запомнить слов и все же пел. И вскоре они все слились в чудесной гармонии. И я упал на колени, и я зарыдал. А они пели в честь великого дня Рама, мальчи­ки — завоевателя, и они пели, и пели, и пели. И девушки (тали танцевать, а пожилые женщины разожгли костры и начали доставать из своих котомок хлеб, разминать его в руках и подогревать на огне. И вскоре воздух наполнился различными ароматами: опреснока, забродившего вина, сладостей, песен, табака, звериной мочи, навоза и время от времени налетавшим благоуханием жасмина. И они устроили там настоящий лагерь.

И я опустился и сел на краю скалы, я не знал, что со всем этим делать. Я не смог позаботиться даже о своей матери. Как же я мог позаботиться о стольких людях? А песня все не смолкала. Я не мог заснуть. И когда я про­снулся, они все еще пели ту же самую песню.

Я очень быстро поднялся и услышал, как кто-то при­ближается ко мне сзади. Это был мой старый учитель. У него были очень густые брови, из-за которых невоз­можно было точно сказать, куда именно он смотрел. Он напоминал мне волшебника. И он подошел ко мне, раз-вернул шкуру и уселся на ней, устроившись поудобнее. Он был человеком, ценившим комфорт. И он вытащил бутылку хорошего вина и, налив в свой кубок, отпил вина, а затем передал бутылку мне. Я выпил прямо из бутылки — культура была мне чужда, — и он неодо­брительно на меня посмотрел, а потом отвел взгляд в сторону. Затем он дал мне немного сыра и чуть-чуть хлеба, сказав: «Я кое-кого к тебе привел». Я выругался. Он даже не обратил внимания на мои слова. И вот появился молодой человек с арфой. Он быстро и без


 

90                                                 Часть I. Путь Мастера к просветлению

промедления приблизился ко мне, сделал несколько шагов в сторону, отвернулся и, устремив свой взгляд к звездам, начал играть. Я был крайне этим раздражен. И старик предложил мне тогда еще выпить, да поболь­ше, что я и сделал. И пока я пил, музыка становилась все благозвучнее и приятнее; звуки казались мягче и гармоничнее.

И когда наутро я проснулся, солнце уже стояло высоко в небе. Взглянув на землю, я увидел насекомое, которое сначала ползало в пыли, а затем, взобравшись мне на плечо, стало спускаться вниз по моей руке, — я тут же стряхнул его с себя. И тут ко мне протянулась рука, державшая сосуд с очень чистой водой, предлагая его мне. Это был тот юноша, что играл на арфе, и я от­казался с ним говорить.

Он сказал: «Господин, дозволь мне. Мы все огромная семья, и мы все тебя любим. Прислушайся к их крикам. Они нуждаются в тебе, и они тебя любят. Мы собираем­ся вместе, чтобы вместе совершить великий поход. Мы пойдем за тобой, куда бы ты ни направился, и мы умрем вместе с тобой. Прислушайся к их голосам».

И я раскрыл свои уши и посмотрел вниз — там стоял гул из голосов. Старики все еще ухмылялись, на лицах женщин тоже читались усмешки, а дети были заняты своими играми. И вот я попросил их замолчать, если они вообще были на такое способны, и обратился к ним с речью. Я сказал им, что не знаю, куда я иду, но у моего пути определенно есть какая-то цель, и если у них нет дома, то они могут следовать за мной. И в толпе под­нялся громкий разноголосый гул.

Все устремились к своим шатрам. И я спустился и начал прохаживаться по лагерю, и, когда я останавли-


 

91

Глава 1. Автобиография Рамты

вался, оглядываясь по сторонам, они останавливались и внимательно за мной следили. Я делал шаг, и они делали шаг. Я переходил на бег, и они тут же начинали бежать. И только когда я окончательно уверился в том, что они мне полностью преданы, мы начали поход. Мы заключили в осаду замок недалеко от города, носившего имя Онай. Я никогда не видел таких воинов. Я никогда не думал, что старики могут быть столь проворны, когда это нужно. Я никогда не знал, что женщины могут быть столь ловки, что они способны смотреть на смерть не сбивая дыхания и без тени содрогания в глазах. Я ни­когда не думал, что дети могут быть такими тихими и спокойными.

Когда все было кончено, вокруг меня собралось еще больше людей, и у меня появилась семья. И после каждо­го сражения, когда все стихало, народ радостно кричал и танцевал, женщины снова доставали опресноки, муж­чины, заключая пари, вытаскивали шампура для мяса. И мне нравилась моя семья. Мы шли дальше и дальше, и дальше, и армия становилась все многочисленнее. К моменту вознесения в ней насчитывалось около двух миллионов человек, а это довольно шумное сборище. Вот такая история.

Я больше не маленький мальчик. Я больше не варвар. Я и не завоеватель больше. Я просто есть.

Почему, спросите вы, я был известен под именем Рам? Потому что, когда я был помазан на великой горе, я был назван Рамом, приходящим с гор в долины. Я не осаждал царства. Я позволял им самим себя погубить. И мы несли справедливость на землю, во все земли. И цветы — везде, где бы мы ни проходили, они свободно расцветали.


92


Часть I. Путь Мастера к просветлению


Глава 1. Автобиография Рамты


93


 


И вот, подталкиваемый своим гневом, ненавистью и желанием быть воистину благородным, исполненным доблести, и увидеть уважение к своим чувствам, я стал великим человеком, как вы бы это назвали. Создания, знаете ли вы, что представляет собой герой? Что ж, я дей­ствительно был единственным в своем роде. И вот, герой, как вы это называете, спасал жизнь и уничтожал все, что было в ней неправильно, — тогда я не осознавал, что и сам поступаю неправильно. На протяжении десяти лет я был движим стремлением искоренить тиранию и сделать цвет моей кожи достойным большего уважения.

Как мог я столь долго и отважно сражаться? Я сражал­ся за убеждения. И я вознесся. И это воистину было так, возлюбленный мастер. Перед последним катаклизмом в Онае, перед тем, как последние воды высвободились из прорехи в воздушной оболочке, я располагал значитель­ными привилегиями в путешествиях и мог отправиться через Судан в Египет и далее через это государство в персидские земли — вы бы их никогда не узнали, если бы увидели, — а затем в Индию, в самый удаленный уголок Индии на северо-востоке, туда, где солнце было особенно прекрасно. А вы знаете, почему оно встает и садится на востоке и западе, а не на севере и юге? Как было бы жаль, если бы солнце садилось на юге, где его невозможно было бы увидеть из-за хрупких обломков подземных пород, все еще возвышающихся там. Чудесно быть заключенным в западном и восточном царствах.

В более поздний период своей жизни я с непередавае­мым восторгом наслаждался солнцем, луной, ветром и звездами, и жизнью, всей своей жизнью я наслаждался от души. Те, кого мы низвергли, создания, были тирана­ми, но, по-моему, великим бедствием было бы родиться


вновь одним из религиозных тиранов, поскольку они, кажется, еще более беспощадны. Вы просветленные?

Пронзенный мечом

Шел десятый год нашего похода. Мы вступили во владения прославленного правителя. Эта долина и на­селявший ее народ были известны своим миролюбием и спокойствием. Там не было племен, которые занимались бы мародерством и могли посеять в тех землях страх и повиновение.

К нам вышел человек, который был кем-то вроде ди­пломата, — он встретил наш марш при входе в долину Никейскую. Случилось так, что мы жили в тех местах на протяжении трех месяцев по вашему времени, разбив там лагерь и установив в нем военные шатры. И женщи­ны занимались своими делами, и все люди, которые при­готовились надолго задержаться в лагере, продолжали поддерживать жизнь и пасти скот, который следовал за нашей, если так можно выразиться, процессией.

И вот, одним мрачным вечером, посреди раскатов грома и вспышек молнии, в лагере появился знатного вида гонец. Он привел с собой целую свиту, над головами у которой возвышалось нечто вроде паланкина. И все крепкого телосложения нубийцы, которые несли этот паланкин, были насквозь мокры от холодного пролив­ного дождя. В тот самый час, когда нубийцы приблизи­лись к нашему лагерю, грозные раскаты грома утихли, а с эбонитовых тел носильщиков на шафранового цвета песок стекала вода.

И вот, приблизившись, они сняли с плеч свою ношу и опустили ее на землю, а затем отдернули изысканную


Ш\


 

Часть I. Путь Мастера к просветлению

занавесь паланкина, чтобы помочь выйти из него некому государственному деятелю, пользовавшемуся воистину дурной славой в землях Никеи. И нубиец, который на­ходился во главе процессии, объявил, что всем следует возрадоваться приезду этого вельможи, который рас­полагал хорошими намерениями в отношении Рама и был радушно настроен к его военному выступлению.

Я проклинал этого вельможу, с презрением взирая на его паланкин и на тот факт, что он притащил к нам свое помпезное существо на мягких подушках, заставив этих добрых, милых людей служить ему, — в те времена я шел со своим Богом, ненавидел и испытывал злобу ко всем правителям, так как их тирания, действительно, отняла у меня мать, отняла сестру, а также красоту моего существа. И для них настал ужасный день Рама.

Государственный деятель был встречен мной без любезностей, но его проводили в мой шатер. Я заставил его ждать. Вскоре, устав от ожидания, он начал дерзко и неуважительно высказываться о грубости и несправед­ливости, которые проявил к нему Рам.

Тогда появился Рам, и прибывший гонец публично заявил о том, что Рам и все его войско приглашены во дворец Набор в долине Никейской, чтобы стать гостями великого совета, который должен был собраться и про­вести переговоры в Рамом о том, чтобы тот не подверг их земли сожжению и полному уничтожению в ужасный день Рама и его армий.

Услышав эти слова, я поспешил выразить свое со­гласие и дал гонцу свой картуш с тем, чтобы тот до­ставил его своему знатному хозяину в знак того, что я смогу подготовить подходящих людей для своей свиты и встретиться с ним через три дня по их времени.


 

Глава 1. Автобиография Рамты

95

Приближаясь к цели нашего путешествия, мы увидели дворец Набор, и позвольте мне дать его описание. Чтобы подъехать к дворцу, вам нужно пересечь русло некогда полноводной реки, где раньше протекали ее бурные поды. Теперь там тонкой струйкой бежал от камня к кам­ню лишь небольшой ручеек, впадая в забытую всеми за­пруду, которая заполнялась водами реки, спускающейся с другой стороны небольшой горы. И если встать лицом к дворцу, находясь вблизи от него, мастер, и посмотреть на северо-восток, в другом направлении течения реки, то можно увидеть курган, огромный холм.

И вот перед нами предстала громадная крепость, зловещая, прекрасная, приводящая в трепет. Стены ее были выложены из серого гранита. В нем не было сияния красоты и цвета. Он впитал все, что подарили ему века, окрасившись в различные оттенки. Ворота были сдела­ны из бронзы. В те времена, мастер, черные металлы, те, что в ваше время именуются железом, еще не были в ходу на земле, и все предметы, которым необходимо было придать прочность, делались из бронзы. Створы дверей были бронзовыми и занимали значительную часть ворот. А между башнями, которые возвышались над крепостью, мастер, развевались широкие знамена. Это были прекрасные шелковые знамена разных цветов. Когда мы пересекали маленькую, незаметную речушку» трубы издали громкий звук, чтобы возвестить о при- ближении свиты Рама.

И вот, по дороге, пока мы пересекали пустынную землю, я видел, мастер, что на ней не произрастает и не цветет ни одно растение. Я задавался вопросом о том, как люди выживали в этих местах, где раскинулась бес- плодная пустыня.


 


96                                                 Часть I. Путь Мастера к просветлению

И вот створы огромных ворот распахнулись. Вместе со своей свитой, мастер, я двинулся внутрь. У крепост­ных ворот нас встретили те, кого в ваше время назы­вают денди. Это были мужчины, но они не увлекались женщинами — у них было пристрастие особого рода. Они были преданы главе дворца Набор и никогда бы его не оставили. И вот они подходят к нам и радостно нас приветствуют.

Они поспешно провели нас внутрь крепости, и там были женщины необычной, заморской красоты, которой мне раньше не приходилось видеть, одетые в легкие наряды, изобилующие украшениями из меди, бронзы и драгоценных камней, достойные всякого восхищения. И там были сады, прекрасные сады. Воздух в пределах крепости Набор был наполнен ароматами, в ее стенах располагались фонтаны, из которых била вода, бла­гоухающая цветами жасмина, лилий и роз. И там были деревья, изысканно подстриженные, со столь тщательно отполированными стволами, что, когда к ним прикаса­ешься, рука ощущает гладкость их коры. Листья деревьев были зелеными и мягкими, а бутоны распускались и цвели. Это было просто невероятно.

А взглянув вниз, мастер, ты увидел бы не привычную дорогу, а белоснежный пол, который выложен был из белого мрамора, столь белого, что мне такого не дово­дилось встречать раньше. Он действительно был на­столько бел, что даже высокогорные снега не могли бы сравниться с этим полом в белизне. Он был невероятно чист. Этот пол творил чудеса. Когда мы вступили на него ногами, он мгновенно остудил наши ступни. Крепость была оазисом отдыха и комфорта посреди дикой и без­жизненной долины Никейской.


 

97

Глава 1. Автобиография Рамты

Слуги проводили нас по дороге, идущей вдоль садов, и мы видели, как вдалеке улетали за ворота крепости облака из опавших с деревьев цветов самых различных оттенков — пурпурного, белого, розового; где-то слы­шалась негромкая музыка и приглушенные голоса, пред­вещающие еще не рассказанные истории, и их уносило ветром за пределы крепости над укрывшимися в ее сте­нах садами. А женщины являли собой такую красоту, что я воистину не находил больше слов для комплиментов, и все же все они, казалось, были на одно лицо.

Нам было сказано, что наши покои готовы. Мы все остановились в одном доме, потому что не хотели раз­лучаться и быть поодиночке. И вот, мастер, в каждой из последующих комнат, в которых мы расположились, картины и фрески были еще роскошнее, чем в предыду­щих. В одной из огромных комнат, где мы устроились, была открытая терраса, выходящая в пышный, буйно цветущий сад. И в саду был пруд с необычными рыбами. А в наших покоях повсюду были мягкие подушки, вазы и алебастровые кувшины, благовония, на стенах висели картины и фрески, изображавшие сцены сражений. Там были слуги, немые и глухие, которые не знали другого занятия, как только служить, — они были наги и носи­ли один лишь ошейник на шее, мечтая услужить своим хозяевам.

В покоях был стол, вытесанный из лимонного дерева и отделанный жемчугом, а на нем — приготовленные для нас хозяевами дворца щедрые подношения из при­ятного на вкус, ароматного вина, фиников, фруктов, мяса и других, неизвестных нам яств, которые мы не замедлили отведать. И было очень странно смотреть на то, как глухонемые слуги ожидали рядом, пока мы


98


Часть I. Путь Мастера к просветлению


Глава 1. Автобиография Рамты


99


 


вкушали пищу. Как могли они узнать, чего мы желаем? Они постоянно находились при нас и наблюдали за всем, что мы делаем.

Если вы прошли бы из этой восхитительной комна­ты в украшенный колоннадой сад, то обнаружили бы там статуи, но не статуи животных или Богов, а статуи людей, все из которых выглядели абсолютно одинаково. Они все были прекрасны, мастер, ничем не отличаясь друг от друга. Вы насладились бы благоуханьем и пыш­ностью цветущего сада, а также дуновением легкого ветерка, которого нам раньше не доводилось ощущать.

Когда на землю начала опускаться ночь, в саду зажгли фонари и лампады. И огни наполняли умиротворением этот прекрасный таинственный сад, они окутывали его тайной и пробуждали в нас желания и манили не­известными нам соблазнами. К нам прибыл знатный гонец, чтобы сообщить, что для нашей аудиенции все готово, и пригласить нас следовать за ним. Мы отдох­нули и чувствовали себя превосходно. Мы умылись. Нам дали чистое льняное белье и килты, чтобы мы оделись и приготовились, а затем нас препроводили по длинному коридору, где стояли огромные, массивные вазы, а в них ветви деревьев с распускающимися на них цветами, которые я раньше видел в нашем саду, — жи­выми цветами.

Мы вошли в приемную, где были встречены необыч­ного вида стражем. Он был самым удивительным из всех немых созданий. Телом он, надо сказать, был не­велик. Его волосы были выбелены, словно выцвели на солнце. В его глазах играл теплый огонек. У него было мускулистое тело, и я предположил, что он может быть кем-то вроде атлета или любителя спорта. И он, при-


коснувшись к моей руке, попросил, чтобы я снял свой меч. В то священное место, куда мы направлялись, не разрешалось входить с оружием. Я отдал немому свой меч — он взял его, осмотрел его с благоговением, словно это было какое-то сокровище.

И как только двери открылись, мне позволили вой­ти, однако сопровождавших меня товарищей внутрь не впустили, объяснив это желанием для начала провести предварительную беседу со мной наедине, как вы это называете в ваше время, мастер. И вот я вошел. Я увидел мужчин, которые были умащены маслами, надушены благовониями и украшены драгоценными камнями всех доступных воображению цветов, облачены в золото до самых своих сандалий. Они уж точно не знали нужды и не представляли ее последствий. И я презирал их, поскольку они воистину гнили в своей чистоте. По их милости, мастер, конечно же, были во дворце и те, кто страдал, но они не могли говорить — лишь подчиняться. И вот меня попросили войти. В комнате было четверо.

Пока я приближался к ним, я слышал их льстивые, сладкие речи о том, как велика моя армия и как хотят и мечтают они, чтобы наш лагерь переместился глубже в их долину, поближе к дворцу. Они говорили, что питают надежду на то, что их культура и наша достойная всякого уважения сила смогут объединиться и образовать тем самым несокрушимую, приводящую в трепет мощь. Я ничего им не отвечал. А когда один из них оказался столь красноречив, что назвал собранную мной много­численную армию дикарями и язычниками, я плюнул в пего и обозвал его свиньей.

В его глазах вспыхнула жгучая ненависть, и они нее отступили назад. И тут за моей спиной появился



 


стражник, а в руках у него воистину самое мощное орудие — огромный меч, которым он в то же мгновение меня пронзил.

Почувствовать, как лезвие меча пронзает спину ваше­го существа, ломает ребра, входя в них сзади, разрубает сосуды и ткани вашего тела, легкие, задевает стенки вашего желудка, а потом увидеть, как острие меча выхо­дит у вас впереди, разрывая ваше мягкое тело, ощущать, как жар вашего существа передается металлическому лезвию, которое теперь находится у вас перед глаза­ми, — это, поверьте, самое незабываемое переживание. Меня пронзили мечом. Тот страж, который в своем гне­ве, оказалось, крайне искусно обращался с мечом, еще сильнее на него надавил, и меч вонзился еще глубже, так что рукоять меча уперлась прямо мне в спину, а затем страж резко рванул меч на себя.

Я начал падать. Я взглянул на пол, и он начал мед­ленно на меня надвигаться. И пока я оседал на пол, мое внимание привлекли различия в расцветке мрамо­ра, который менял свои оттенки от белого до серого. И когда я наконец свалился на пол, я ударился лицом о холодный мрамор, в котором не было тепла. И пока я лежал на полу, не имея возможности видеть, что про­исходи справа от меня, не имея возможности говорить, поскольку рот мой растянулся по гладкой, холодной, безжалостной поверхности, я погрузился глубоко внутрь себя. Тут я увидел, как из моего тела начала струиться и вытекать алая река. И вот на полу, который казался столь совершенным, образовался изъян, и я смотрел за тем, как алая река разливается по этому полу и затекает в его щели и трещины.


Это жизнь — жизнь! — вытекает из меня. Что стало с женщиной, которую я любил? Ее больше нет среди живых. Что стало с моей матерью, которую я любил? Ее больше нет в живых. Что ласки сладострастных женщин? Я никогда их не узнаю. А как же дети моего семени — будут они признаны незаконнорожденными и брошены умирать? Что стало с деревом, под которым я временами отдыхал, когда голод особенно жестоко терзал мое тело? И где теперь та гора, что однажды от­крыла мне свои тайны, став для меня домом? Я ничего этого больше не увижу.

И я слышу эхо, и звуки разносятся и повторяются внутри моего существа, мастер. И вот, я чувствую, как в основании горла у меня что-то набухает, и, вырыва­ясь наружу, из глубин моего тела появляется горячая река жизни, заполняя весь мой рот. Я умираю. Я был беспощадным человеком, ненавидевшим тиранию и презиравшим жалких людишек, заставляющих других служить себе. Но мои дни подошли к концу.

И вот я лежу и смотрю, как поток крови изливается из моего тела, и вдруг, мастер, слышу голос. Он обра­щается ко мне и говорит: «Встань». Он говорит мне: «Встань». И я начинаю подтягивать ноги, сгибая их в коленях, и в тот же самый момент слышу, как пустые ножны, привязанные к моему телу, ударяются об пол и начинают скрежетать, двигаясь по нему. И я с усилием сжимаю ладони, поднимаю голову, а затем приподымаю , и туловище, мастер, так что моя голова теперь смотрит ровно вперед. Дальше я подтягиваю свою левую ногу и фиксирую ее в таком положении, потом кладу руки себе на колено и, не обращая внимания на рану, встаю. Я от-


 


 


харкиваюсь кровью. Она течет у меня изо рта, мастер. И тот страж, что пронзил меня, уронил свой меч, схва­тился за амулет, который был подвешен у него на шее, и бросился бежать. И все вельможи с завитыми бородами, напомаженными волосами и благоухающими телами, что поначалу решили, что я сражен наповал, мастер, и видели, что я и вправду мертв, тоже ринулись спасаться бегством.

И вот, мастер, собрав все свои силы и зажав рукой рану, поскольку кровяная река текла сквозь мои пальцы, струясь вниз по ногам, я двинулся вперед и заметил того немого стражника, который в приемной попросил меня отдать мой меч, — увидев, как Рам встает, тот взмолился о пощаде. И хотя он не способен был говорить, он молил о милосердии. Оно было ему даровано, поскольку, отку­да же во мне было взяться силам, чтобы покарать этого молящего о прощении человека, когда живот мой разо­рван, а внутренности того и гляди выпадут наружу?

Я обратился к этому рабу и попросил его отправиться в наш лагерь, чтобы найти ту сущность, которую звали Густавиан Монокулус, а также сущность, носившую имя Катей, и привести их ко мне. Стражник тут же отправил­ся в путь, но на мгновенье задержался, отбежал от меня и тут же вновь приблизился с единственной целью — чтобы вернуть мне мой меч, а затем убежал.

Если вы сожмете пальцы в кулак, сдавите свое тело в том месте, где образовалась рана, и сильно эту рану зажмете, это остановит процесс умирания. Именно это я и сделал.

И вот, мастер, появились Густавиан Монокулус и сущность по имени Катей, чтобы ворваться в это бла­гоухающее королевство и разоблачить его. И им это


удалось, и они возвратили меня в лагерь, отправив в женский легион, который также участвовал в нашем по­ходе. И именно женщины, мастер, окружили меня своей нежностью, теплотой и добротой, проявляя искреннюю заботу обо мне. Мужчина, оказавшийся беспомощным и руках женщин, взявших на себя заботу о его жизни, начинает видеть жизнь в другом свете.

Я никак не мог забыть голос, мастер, который за­ставил меня встать, который спас меня от смерти, и я хотел найти источник этого голоса. Когда рана моя была залечена и я восстановил силы, я начал сражать­ся, но при этом любить тех, с кем я сражался, — этому меня научило все произошедшее со мной. Еще не все прояснилось для меня, но я уже шел на компромиссы, умел прощать, и потепление в сердце Рама вылилось в великое продолжение нашего похода*.

* Ученик: Я бы хотел, чтобы ты рассказал мне о моей прошлой жизни, в которой я тебя знал.

Рамта: Я расскажу тебе. Ты хочешь знать, кем ты был для меня? Ты был тем стражником, который вернул мне мой меч, а затем был по­слан, чтобы привести ко мне мое войско. Когда во дворце Набор в до­лине Никейской все было кончено, ты был оставлен в живых. О тебе заботились, тебе помогали, с нежностью к тебе относились, и ты стал членом моего похода и увидел мое вознесение. Ты прожил очень долгую жизнь, дожив примерно до ста двадцати лет. И хотя ты не мог говорить, потому что во рту у тебя не было для этого языка, твои глаза, твои мысли, само присутствие твоего существа действительно учили многих. Вот так мы познакомились и знали друг друга. Ученик: Спасибо. Вот почему я испытываю к тебе особые чувства. Рамта: Это верно, мастер. И вот послушай-ка меня. Многие люди не ценят свою жизнь и игнорируют тот тихий голос, что говорит ( ними, до тех пор, пока не увидят, как их жизнь начинает угасать. Благословенны те люди, что наслаждаются жизнью, любят ее, живут полной жизнью, бьющей через край, и благословляют себя за то, что они являются участниками этого праздника жизни. Понял? Да будет так.

Жизнь Рамты, 1984 (Ramtha's Lifetime, Specialty Tape 021 ed. — Yelm: Ramtha Dialogues, 1984).


 

104

Часть I. Путь Мастера к просветлению

Я нашел источник того голоса, когда нашел самого себя, того Бога, каковым я являюсь. Именно я был тем го­лосом, который приказал мне встать, мастер. Священная причина, жизнь, принцип, понимание, цель, — всем этим был я. Обретя такое понимание, мы изменим мышление последующих поколений.

До того момента, когда я был пронзен тем огромным мечом, мне недоставало смирения, чтобы я смог по-настоящему осознать свою цель, а также причину того, почему я был ранен, почему позволил этому случиться. И тот период, который продолжался по вашему времени с десятого до шестьдесят третьего года нашего похода, ушел у меня на обретение просветления.

И все же я Рамта. Я желал этого. Я хотел этого. Я любил Непознанного Бога, кем бы он ни был. И вот, за шестьдесят три года созерцания и осознания того, откуда пришла моя ненависть, кто ее создал и почему, я наконец примирился с самим собой. И когда это произо­шло, мой разум стал воистину свободен как птица, об­ретя способность взлетать к небесам мысли, мудрости творения и понимания.

Ненависть — стремись управлять ею: было самым примитивным решением убивать ее в других — я уни­чтожал свое отражение, которое презирал в других людях, стремясь таким образом покончить с ненавистью и дать все возможное бедным, жалким созданиям, у ко­торых не было даже души. И что же? Даже после всех своих побед я не мог спокойно спать и бездельничать вечерами, поскольку жизнь моя была мукой, ибо, имея все, у меня не было покоя, и причиной тому было от­сутствие глубокого, искреннего понимания самого себя, своего «Я», Рамты.


Глава 1. Автобиография Рамты                                                          105


Убежище Рамты

За время нашего похода случилось так, что иногда мы были вынуждены в течение нескольких лет следить зa очередным правителем — тираном, наблюдая за ним, прежде чем заключить его в осаду. В эти периоды нам вы­давалась возможность построить небольшие укрытия, где вместе с животными могло поселиться сразу боль­шое число людей из нашего внушительного сборища.

Самое большое поселение, если можно так выразить­ся, было... Вы знаете, что такое плато? Оно похоже на гору, которой забыли сделать вершину. Благодаря этой «забывчивости» получается очень удобное место для поселения. И вот на таком плато мы устроили огромный лагерь, расположившись у реки, где росли довольно вы­сокие оливковые деревья. А знаете ли вы, что оборотная сторона листьев у них посеребренная? Вы знали об этом? Оливковые листья изумрудные и серебристые. Они очень красивы. На плато у меня было свое укрытие, мое убежище, и также у меня был дворец, где жили все мои дети. Моя хижина была для них настоящей игрушкой.

Однако мой истинный дом располагался на том пла­то, откуда я мог беспрепятственно наблюдать, как солн­це встает и трудится весь день, не имея представления о смерти, умирании, чуме, нищете и всем прочем. Вы знае­те, что ему нет до этого никакого дела? Вы когда-нибудь задумывались об этом? А ночью, созерцая луну, я всегда думал о том, что все звезды были детьми луны, которую я называл Чаровницей, что когда они вырастут, то каждая из них превратится в огромную луну. Но этого никогда не случалось. Я проживал в удивительном месте, где мою свободу не ограничивали каменные стены и проложен-


106

Часть I. Путь Мастера к просветлению

ные в четком порядке коридоры. И если Непознанный Бог и существовал где-то, то он непременно должен был скрываться именно в этом волшебном месте. И вот у меня случались моменты, когда я созерцал, наблюдал и полностью, во всей бесконечности осознавал неосо­знаваемое. Подходящее выражение? Так и есть. Так я обрел величайшее счастье, потому что такие моменты наполняли меня ни с чем не сравнимой радостью. Это было на том самом плато, где я мог быть собой и про­должать свои поиски.

Когда же я возвращался во дворец, там меня встре­чали все мои дети. Вы знаете, что означает число сто тридцать три? Сто тридцать три — именно столько детей у меня было.

Дворец был действительно очень велик. Он занял бы все плато. Я иногда приходил туда, чтобы понаблюдать за детьми, поскольку, если вы оставите свое потомство без присмотра и будете время от времени их навещать, дав детям все, что может удовлетворить их естественное любопытство: например, воду, рыб, цветущие деревья, колючие кустарники, птиц, ящериц, — и поместите все это в сад, соорудив там некое подобие пещеры, где, как думают дети, они могут спрятаться, то, встретившись с ними, вы станете свидетелем того, как в своей невероят­ной красоте в ваших детях расцветает чудо жизни. И бла­годаря тому, что дети росли таким образом, они станови­лись формой, в которой проявлял себя Непознанный Бог во всей своей чистоте, добродетели и красоте. И потому, создания, если бы кто-нибудь осмелился прикоснуться к хотя бы одному из моих чад, чтобы просто взъерошить ему волосы, или того хуже — осмелился бы заигрывать с ним, я без тени сомнения тут же отрубил бы такому


 

 

человеку голову и выбросил ее в море, потому что, пре­бывая в одиночестве, дети общались и играли с Богом в самом чистом и прекрасном его проявлении.

Итак, что же я чувствовал? Во дворце я учился гром­кому смеху. Когда же я возвращался на плато, я знал, что меня там никто не ждет. Все шло своим чередом и без меня. Никто и ничто не встречал меня словами о том, что за время моего отсутствия по мне скучали. И это было серьезное испытание. Почему это место по мне не скучало и почему я все же туда стремился? Знало ли оно, что я нахожусь там? Видите ли, для меня существовала такая вот комбинация из двух мест, которые в одинако­вой мере являлись для меня домом, однако дом был для меня везде, где я его находил. Понимаете?

У меня не было иного учителя, кроме природы

Нуждаясь по слабости здоровья в уходе и опеке со стороны представительниц женского легиона, уча­ствующего в нашем походе, я чувствовал себя уни­женным, даже испуганным и лишенным своей власти. Необходимость раздеваться у них на глазах уничтожила большую часть моей гордости и ненависти, которые уступили место желанию выжить, знаете ли. Я занимался созерцанием, когда больше ничего не мог делать, — со­зерцанием всего, что находилось вокруг меня. Я пре­зирал людей, они были мне отвратительны. Я никогда не занимался созерцанием людей, потому что в их душе было зло. Те, кто обладал душой, по сути своей являлись злом. Я был в этом уверен, поскольку сам был таким же



 


злом, как и они. Я занимался созерцанием, когда слы­шал уханье совы по ночам, видел восход солнца и его золотистое сияние, разливающееся по долине. Как-то раз я наблюдал, как умирала одна старая женщина, соз­дания, — солнце тогда стояло в зените, — и я подумал, что это самое солнце было на небосводе еще тогда, когда эта женщина только появилась на свет в хижине своих родителей, и захотел узнать, что есть у солнца такого, чего нет у человека. И пока она лежала, ожидая своей смерти, птицы парили над рекой в поисках своей вечерней пищи, не имея понятия о том, что эта женщина умирает. Заметьте, вы когда-нибудь задумывались о том, что жизнь продолжается даже тогда, когда нам кажется, что она подошла к концу? Это хорошо, что она про­должается. Я размышлял обо всем, что мне случалось наблюдать, и эти размышления стали началом моего долгого пути к выздоровлению.

Когда я начал познавать Источник, у меня не было учителя, который дал бы мне знание об этом Источнике или Отце. Со мной была лишь моя простота и наивность, с которыми я все принимал на веру, и это самое подхо­дящее выражение для этого общества, которым можно описать мой опыт.

Я учился у погоды. Я учился у дней. Я учился у ночей. Я учился у хрупкой и незаметной жизни, которая, каза­лось, процветает перед лицом разрушений и войны. Тем учителем, что обучал меня, был сам Источник.

Не имея возможности получить образование в на­уках, будучи неспособным проявить себя как человече­ское существо, в своей ненависти, необъяснимой печали, отчаянии и страдании мне не оставалось ничего, кроме как искать причину, по которой я оказался здесь. Тогда,


видите ли, я не знал, что сам был причиной того, что ока­зался там. Но, несмотря на это, я учился и познавал, что есть стихии, которые, как я обнаружил, гораздо сильнее человека, есть стихии, которые, как я выяснил, гораздо разумнее человека, есть стихии, которые, как я открыл, могут жить в мирном согласии рядом с человеком или вместо него, и что эти природные стихии, должно быть, и есть Непознанный Бог, и именно у этих сил природы, дорогие создания, я учился. Я очень счастлив тому, что меня обучали природные стихии, потому что они ни­когда не говорили мне, что я неправ. И силы природы никогда не ошибались, так как в них, видите ли, нет противоречий.

Вот так я учился. Я учился у того, кто не знает проти­воречий, кто никогда не ошибается, кого легко понять, если прибегнешь для этого к своему разуму. И по этой причине я не попался в сети лицемерия догм, суеверных представлений, многоликих Богов, которым пытается угодить человек, или внутреннего стыда, связанного у людей с тем, что они чувствуют себя не достойными совершенства и не способными его когда-нибудь до­стичь.

Вот почему мне было легче за одну жизнь обрести просветление, на что у множества людей ушли тысячи жизней, поскольку они искали Бога в представлениях других людей о нем. Они искали Бога в указах прави­телей, в церковных уставах, в истории, автора которой они никогда не удосуживались узнать, так же как и при­чину, по которой автор решил эту историю записать. Они основывали свои верования, свое понимание, свою жизнь, свой процесс мышления на том, что жизнь за жизнью, снова и снова, доказывало свою ошибочность.



 


И все же люди, застряв в представлениях своего соб­ственного измененного эго, боясь признаться самим себе, что, возможно, они допускают ошибку, неотступно продолжают лицемерить, что ведет их к единственному для них итогу — смерти.

Я был самым счастливым человеком. Солнце никог­да не проклинало меня. Луна никогда не говорила, как мне нужно поступить. Ветер дразнил и манил меня. И мороз, и туман, и аромат травы, и копошащиеся на­секомые, и крик совы — все это настоящее, истинное. Их наука проста. И самое чудесное, что я узнал от них, создания, — это то (задумывались ли вы когда-нибудь об этом?), что в своем постоянстве они никогда не про­износят ни единого слова. Солнце никогда не говорило мне, взглянув вниз: «Рамта, ты должен служить мне, чтобы познать меня». Солнце никогда не говорило мне, взглянув вниз: «Рамта, проснись. Пора тебе взглянуть на мою красоту». Оно просто было в небе, когда я поднимал глаза. Это начало, основа. Так вы никогда не ошибетесь. Это научит вас более чистой, ясной правде, чем та, ко­торая когда-либо была написана человеком.

Севернее от нас располагался огромный лес. Я взял с собой самых беспощадных из своих воинов, самых надежных бойцов — некоторые из них были очень старыми, но обладали завидным мужеством — я взял их с собой в долгий поход, который продолжался во­семьдесят два дня по вашему исчислению, в ту лесистую местность на севере. И мы шли прямо по направлению к центру того леса, и я нашел в лесу самое большое дерево. Знаете, сколь огромным оно было? Я заставил весь легион своих воинов встать вокруг него, взяв друг друга за руки подобно маленьким детям, отчего они


почувствовали стеснение. Эти дураки спотыкались о корни деревьев и смотрели вверх, чтобы увериться, что за ними никто не наблюдает. Какими же могучими были мои воины, что даже корни деревьев могли свалить их с ног. Я заставил их взяться за руки, как делают маленькие дети. Держать друг друга за руки, знаете ли, было для них унизительно. И я ходил вокруг них и смеялся над ними. Я поднимал их килты и смеялся над ними, видел их на­пряженные ноги, спины, обращенные ко мне, и головы, поворачивающиеся назад и словно спрашивающие, что же Рам собирается делать с ними дальше.

И я сказал им: «Вы думаете, это огромное дерево?» И все они согласились, что это действительно было огромное дерево. «Что есть у этого дерева такого, чего нет у вас?»

И пока они продолжали стоять так, руками сжимая руки своих соседей и не имея возможности дотянуться до рукояти своего меча, — они мямлили что-то, бор­мотали, пялились на меня и гадали, что же будет даль­ше, — они и думать забыли о дереве. Тогда я обошел их по кругу еще раз и, достав свой меч, стал направлять его им в спины. «Что есть у этого дерева, чего нет у вас?» И я сильно ударял одного за другим, чтобы получить четкий ответ.

И тогда один из них сказал: «Дерево выше, чем мы». Это хороший ответ. Другой сказал, что они никогда не смотрели на дерево с этой стороны, а потому все это было им в новинку.

Я сказал: «Но что это дерево знает такого, чего не знаете вы?»

И один воин ответил: «Но, Мастер, дерево не думает. У него нет разума».


 


 


 


 


А я возразил ему: «Откуда ты знаешь, что у него нет разума?»

«Ну, оно не встает и не двигается». «Ты думаешь, что все, что двигается, обладает интел­лектом? Ты варвар, ты еще больший дурак, чем я».

И наконец я сказал: «Попробуйте рассмотреть вер­хушку этого дерева». Вы бы видели, как все они закину­ли назад свои головы, пытаясь что-нибудь разглядеть. Теперь мое задание превратилось для них в серьезней­шую игру, поскольку с этого момента они стали сорев­новаться в том, кто первым найдет правильный ответ. Вот такие воины были у меня, знаете ли. И они бессвязно мямлили что-то, но никто не мог по-настоящему рассмо­треть верхушку дерева, и никто действительно не смог бы, если не отступил бы на значительное расстояние назад. И я вновь обратился к ним. «Это дерево не знает, как умирать. Это дерево знает только, как жить».

И пока они смотрели на меня, я повернулся, отошел и сорвал желудь. Я сказал: «Видите это маленькое семечко? Так оно выглядит. Когда дерево появляется из семечка, оно только растет».

Теперь они нахмурили брови, искренне пытаясь по­нять, что я хочу им сказать. «Это дерево было здесь еще до того, как сюда пришла мать матери матери матери матери матери вашей бабушки. Оно уже и тогда было большим деревом. И оно будет здесь, когда вы умрете, истекая кровью. И оно будет здесь еще на многие поко­ления вперед, когда в своих потомках вы возвратитесь обратно, потому что ваши дети и будут вашим будущим я, подобно тому, как будущим дерева является это ма­ленькое зернышко».


И тогда один из воинов обратился ко мне: «Но, Мастер, мы можем принести топоры, срубить это дерево сжечь его».

И я ответил: «Вот именно. Только вы это знаете, и только вы умираете. А дерево нет. Оно знает только одно — как жить, тянуться к свету. В нем нет мыслей о I Li крушении, в его понимании этого слова, и оно крайне разумно».

И воины обратили свои взоры на дерево, и один из них сказал: «Это потому что мы не знаем, кто мы есть. Мы отбросы на этой земле, потому что не знаем, откуда мы пришли и для чего живем. А раз мы не знаем, мы по­теряны в этой земле, в ней мы находим свою погибель. Мы сражаемся с тиранами, но в глубине души, по своей сути мы сами являемся таковыми. Но мы не знаем того, что знает дерево».

И представьте себе, этот воин зарыдал. Он присел на корточки, отстегнул свой меч и зарыдал. Он спросил: «Почему, Мастер, мы не знаем, кто мы есть?»

«Потому что у вас не было достаточно времени, чтобы пребывать в покое и созерцать то, что находится у вас внутри, так, как делает это дерево. А если бы вы и занялись созерцанием, вам никогда не удалось бы целиком познать свое величие, потому что ваши мысли изменяются каждое мгновение, каждое мгновение. Но научившись понимать эти мысли, вы подготовились бы к тому, чтобы начать понимать самих себя, и вы бы никогда больше не помыслили о смерти. Вы знаете, что умрете, именно поэтому вы и умираете. Вы даже начинаете воевать с другими людьми, чтобы сделать возможность смерти неизбежной реальностью. Вы можете сжечь это


 


 


дерево, это верно, но лишь ту часть его интеллекта, ко­торая знает, что его может постигнуть смерть. Дерево будет жить вечно. И однажды люди решат построить здесь огромный город. Они придут в этот лес и срубят дерево, и из него получится множество домов». И я добавил: «Знаете, что скажу я вам о домах? Они пере­живут тех людей, которые их построят, и дерево будет продолжать жить в них».

Я наблюдал за всем бытием, за самыми правдивыми учителями — стихиями природы. Природа будет про­должать жить, когда человек умрет, — жить вечно. Когда я созерцал Отца во всем его сиянии, меня больше всего заставили поверить в вечность и бесконечность жизни два явления: солнце, которое зовется Ра, его славное появление из-за дальних горизонтов, и его путешествие через весь небосвод, завершающееся в западном по­лушарии, где оно отправляется ко сну, позволяя луне, в ее волшебной красоте, бледными лучами танцевать в небесах, освещая тьму своим таинственным, магическим светом.

Помимо этого, я также понял, что безмолвный голос отца, солнце, тонко и незаметно управляет всем ходом жизни. Все — кто был исполнен доблести и отваги, кто участвовал в сражении или планировал устроить ку­теж для собственного ублажения — прекращали свои действия, когда солнце садилось. И когда я видел, как умирала старая женщина, изо всех сил сжимая в руках грубо сотканную льняную материю, которую она при­готовила для своего сына, погибшего много лет назад, я осознавал, мастер, что она уходит в свете полуденного солнца, сияющего лучами в то время, как жизнь утека­ет из этой женщины под удушливые всхлипывания и


рыдания. И я видел, как старуха начинает съеживаться, окутанная светом, и ее рот искривляется, и лицо прини­мает бесстрашное выражение, а глаза храбро смотрят на неизменный, вечный свет. И ничто не двигалось. Лишь легкий ветерок шевелил ее волосы.

И я смотрел на эту женщину, давшую рождение свое­му сыну, который погиб до времени, и видел, как велика была их разумность. И я обратил взор вверх, к солнцу, которое никогда не умирало. Это было все то же солнце, которое видела эта старая женщина, когда впервые после рождения открыла глаза на руках своей матери, — те же самые лучи, что проникали тогда сквозь трещину в по­толке. И то же самое солнце стало последним, что она увидела в своей жизни.

И когда мы похоронили старуху, я вновь взглянул на солнце и начал размышлять о нем, о днях, о жизни и о тех существах, которые продолжали жить после смерти че­ловека. И я начал понимать, что Боги, живущие в разуме человека, — не более чем выражение его самых сильных страхов или того, что человек почитает более всего. Я начал осознавать, что истинный Бог — это тот, кто допускает существование подобных иллюзий и идеалов, тот, кто позволяет им появляться и исчезать, тот, кто продолжает жить, даже если эти иллюзии повторяются из года в года, из жизни в жизнь. И вскоре я убедился, что та сила, жизнь, та вечность, постоянная и пребывающая вовеки там, где истинный Бог, Непознанный Бог чтится по-настоящему, есть жизненная сила.

И я начал познавать, кто есть Непознанный Бог. Он, в сущности, был самой жизнью, неизменной по своей природе. Я поработил себя своей ненавистью, желая уничтожить самого себя, несовершенное создание. И я


 


 

 

116

Часть I. Путь Мастера к просветлению

добродетельный Бог, мастер, исполненный добродетели, не потому, что я не сделал в своей жизни ничего плохого и оставался чистым существом. Я испробовал в жизни все, и именно поэтому, создания, я обрел мудрость, за­ключенную во всем, что я когда-либо делал, и мне не придется делать этого снова. Я добродетелен, поскольку, создания, я выполнил все, чтобы стать тем, кто я есть.

Как вы узнаете, что такое любовь, если не познаете ненависть? Как вы узнаете, что такое жизнь, если не окажетесь на пороге смерти? И солнце будет всходить, несмотря на вашу смерть, и птицы даже не посмотрят в вашу строну, и муравьи будут копошиться вокруг ваших ног, пока они будут вздрагивать в последние мгновения вашей жизни. Вы не познаете этого до тех пор, пока не достигнете точки реализации, а реализацию несет в себе каждое мгновение.

Не было ни единого человека, который учил бы меня науке просветления. Просветление означает знание. Познание чего-либо приближает просветление. Меня учило нечто неведомое.

И, о мастер, когда я смог немного пройтись, я увидел, как ветер гуляет по каньону, как он летит вдоль реки, по роще оливковых деревьев. Вы знаете, как выглядит оборотная сторона оливковых листьев? Вы никогда не задумывались об этом? Когда ветер проносится по каньону — он долетает до реки и устремляется во фрук­товые сады, — он колышет листья олив, разворачивая их. Листья олив изумрудного цвета с одной стороны, но знаете ли вы, какого они цвета с другой стороны? Они переливаются серебристыми оттенками. Вы бы видели, какая это красота, когда ветер пробегает по ли­стьям, поднимая их кверху. Это великолепное зрелище.


 

117

Глава 1. Автобиография Рамты

И я видел, как ветер сорвал косынку с головы девушки, разметав ее волосы, и девушка была прекрасна. Я видел маленькую девочку, держащую в руках корзину, куда она собирала фиги. Ветер подхватил корзину, и та выпала из рук девочки, и фиги высыпались и покатились по земле, и ветер раздувал крохотную юбку девочки, пока она, смеясь, бежала за своими фигами. Это была игра.

Когда через возвышенные мысли я познал Отца и по­нял, кто он есть, я больше не желал стареть и умирать, подобно тому, как умерла та старая женщина и многие из моих храбрых воинов, чью смерть я видел. Должен быть лучший способ, чтобы управлять жизнью, подобно тому, как это делает солнце. И вот я начинаю смотреть вперед, исцеляясь от самого страшного отчаяния, напол­нявшего все мое тело, и, когда я полностью оправился от него, я в одиночестве устроился на своем плато и устремил свой взгляд далеко в ту сторону, где сквозь густой туман едва проглядывали размытые контуры гор и долин, еще не отмеченных на картах, и я размышлял о том, как можно стать частью той сущности, которая есть бесконечность.

Просветление: повелитель ветра

И вот, будучи на нашем плато, я присел и посмотрел на свою армию — воины растолстели, и многие были уже не в той форме, что раньше. Мне не оставалось ничего другого, как только размышлять над своей, как вы бы это назвали, бездарно проведенной юностью, — я был край­не занят во времена своей юности. И пока я сидел там, я созерцал Непознанного Бога, думал о том, каким он мог быть и каково было бы стать Непознанным Богом.


 


 


Тут, к моему огромному удивлению и, в то же время, облегчению, налетел легкий ветерок. И в тот час ветерок решил поиграть со мной. Он путался и кружился у меня в волосах, пролетал у меня сквозь пальцы, он осушил слезы, которые стояли у меня в глазах, подхватил мою мантию, длинную и величественную, и перекинул ее край мне через голову. Я оказался в не очень-то подобающем для знаменитого воина положении, как видите. Однако когда я снял мантию со своей головы, опустил ее вниз, огляделся и слегка сместился, приняв более удобное по­ложение, ветер закружился передо мной, поднял в воз­дух шафрановую пыль и, образовав из нее гибкий столб, заставил его подняться к небесам. И я смотрел на этот столб шафрановой пыли. И как только мое внимание ослабло, столб разрушился, а весь кружившийся в нем песок просыпался прямо на меня.

После этого ветер отправился свистеть вниз по каньону, туда, где протекала река и раскинулись пре­красные фруктовые сады с деревьями, меняющими цвет своих листьев от изумрудного до серебристого. И ветер дул, подхватив юбку красивой юной девушки и здрав подол ей до талии, отчего по округе разнеслось друж­ное хихиканье. И ветер сдул шляпу с головы ребенка, который бросился бежать, пытаясь ее поймать, от души при этом смеясь. Ветер — вот кто, должно быть, и есть Непознанный Бог.

И вот я размышлял о том, как стать ветром, посколь­ку не было на свете человека, который являлся бы для меня идеалом, поскольку не было человека среди всех тех, кого я знал, с кем я хотел бы поменяться местами, кем я хотел бы стать, — не было ни одного такого чело-


века. Ветер же, увы, показался мне самым достойным идеалом. И тогда я стал звать ветер, а он только рассме- ялся в ответ громовыми раскатами в каньоне. И когда я уже обессилел, выкрикивая ему приказания, и присел на корточки, он вернулся и мягко задул мне в лицо. Это была свобода.

Именно тогда мне случилось понять, что представля­ет собой невидимая сила. И я созерцал ветер, мастер, и слился с его изменчивостью, легкостью, с его структу­рой, которая не поддается определению. В своих поисках идеала, которым я хотел бы стать, я наблюдал за ветром, и я стал ветром.

И вот, создания, я захотел стать ветром, и я созерцал его многие годы подряд. Ветер действительно стал моим идеалом. Стать им — вот чего я по-настоящему желал. И все мои мысли были только об этом. И мой первый опыт преображения случился не ранее, чем спустя шесть лет после моего воскресения из мертвых, и все же мно­го раз до этого, каждый вечер, мастер, я отправлялся в уединенное место, вглядывался в луну, в ее нежную бледность и созерцал ветер.

И вот, только по случайности я обратился ветром, и как только я стал ветром, я просто оставил, как вы это называете, свое физическое тело. Превращение было для меня столь желанным, что мысль о нем просто вы­летела из моего тела, и я обнаружил себя висящим в воздухе. И когда я взглянул вниз на свою телесную обо­лочку, меня охватил страх — я испугался в первый раз с того момента, когда мне нанесли смертельный удар мечом. Именно этот страх возвратил меня обратно в физическое тело. Однако я чувствовал себя как в раю,

 

 


поскольку думал, что стал ветром, я был в этом уверен, и представлял, что подумал бы обо мне ветер, если бы меня увидел. Вот что я совершил.

Я рухнул на землю, мастер, и обратился к Источнику, силе, причине, ветру, умоляя его поднять меня вверх своими мыслями. Я никогда не забуду его милость, красоту и изобилие, которыми я наполнился в тот вос­хитительный момент. И когда я начал размышлять о том, что сделало меня гибким и изменчивым, то понял, что это была моя целостная, ясная, непоколебимая мысль, слившаяся воедино с идеалом — ветром.

Ничего я так не хотел, ничего я так не желал, создания, ничто так не занимало меня, как только мысль о том, чтобы стать этой свободой и легкостью. И после того, как мне это удалось в первый раз, больше у меня ничего не получалось, сколько бы усилий я ни прилагал, как усерд­но бы ни старался, сколько бы потов с меня ни сходило, как отчаянно я бы ни проклинал себя за свое бессилие. Я не двигался с места, став как будто еще тяжелее, чем когда бы то ни было раньше, и лишь потому, обратите внимание, что познал, сколь тяжелым был мой вес.

И следующим вечером я пришел на то место, где обычно пребывал в уединении. И я созерцал ветер с переполнявшей меня радостью, и я стал ничем. И я вновь и вновь поднимался вверх. Я знал и понимал, что мой полет не был игрой воображения, что он происходил в реальности. Передо мной открылись иные перспективы. Я находился в воздухе, летая подобно ястребу. У меня были крылья, которых я не видел. И я узрел свое ни­чтожное я внизу подо мной.

Прошло долгое, очень долгое время, мастер, до того момента, когда я вновь стал ветром, — если считать по


вашему летосчислению, то с последнего моего полета прошло два года. И на этот раз мне удалось взлететь не благодаря созерцанию ветра, а погрузившись в спо­койную дремоту. Я молился Источнику, солнцу, жизни, пыли цвета шафрана, луне, звездам, сладким ароматам жасмина. Я молился им всем. И когда я сомкнул веки, я вновь стал ветром и очутился на небесах.

Мне потребовалось много времени, чтобы, подняв­шись в воздух, научиться перемещаться в пространстве и обрести устойчивость в воздухе, надолго зависая на одном месте над своим телом. И вот, случилось так, что человек по имени Катей оказался на грани жизни и смер­ти. Произошло это в силу его грубого характера, который заставлял Катея искать общества множества женщин, крепко выпивать и ввязываться в истории, которые он потом любил приукрашивать. И вот, жизнь Катея оказа­лась в крайней опасности. Находясь в воздухе, я оттуда увидел, что жизнь покидает его тело. Я устремился на помощь Катею, намереваясь высвободить его лодыжку из стремени, которое запуталось под телом лошади. И в тот же самый момент, как моя мысль оказалась рядом с ним, я, не успев моргнуть глазом, тоже был там, уже ослабляя стремя и высвобождая ногу Катея, после чего стоял, склонившись над Катеем, желая ему здоровья. И он решил, что видел меня во сне.

С течением времени, доктор*, мысль постепенно стала самой действенной силой во всей моей клеточной струк­туре. Моя душа изменила программы, существовавшие в моих клетках, чтобы повысить в них уровень вибраций, поскольку я этого очень хотел, и сила моего желания ока-

*Рассказывая это, Рамта обращался к ученику, который по профессии был врачом.


 


 


 


залась достаточно велика. Однако произойти это могло только благодаря внутреннему покою. Когда вы очень напряженно стараетесь стать кем-то, единственное, кем вы сможете стать, — это очень напряженным человеком. Необходимо отказаться от каких-либо усилий. Однако я никогда не терял из виду свой идеал, свою цель, никогда я не забывал то мгновение, когда, взглянув вниз, увидел свое жалкое физическое тело. Но управлять всем я мог, доктор, лишь благодаря покою, который исходил от­сюда*. Все мои железы были преобразованы. Та железа, что называется гипофизом, значительно увеличилась в размере, поскольку в моих чреслах не осталось жела­ний — они все были тут. И разум направлял мою душу, чтобы она изменила мой вибрационный уровень и всю частоту колебаний моего физического тела, каждой его составляющей, благодаря чему я становился все легче и светлее. И действительно, люди смотрели на меня и говорили: «Ах, от учителя исходит сияние». Это сияние и свет образовались из-за того, что мое физическое тело начало вибрировать с большей скоростью.

И вот, мастер, позже все мои мысли превратились в единое целое, какие бы мысли это ни были. И тогда при свете луны я стал становиться все более легким и прозрачным. И вот, в одну из ночей я оказался там, где была луна, и во мне больше не было страха — я был полон радости и ликования. И то, что я сделал, было неслыханно. И когда я все-таки возвратился на землю, то только потому, что с нетерпением ждал возможности проверить, смогу ли я делать это снова и снова. И я смог. Это стало для меня естественно, как дыхание для вас. Но вы понимаете, что потребовалось очень долгое время,

*   Из мозга.


чтобы научить душу тому, как позволить этому произой­ти? Мастера, многие сидят на месте и думают о том, что они хотят стать тем или иным, и затем, если они не ста­новятся тем, чем желают в следующее же мгновение, они бросают свои занятия и полностью разочаровываются. У них нет терпения, потому что мысли требуется вре­мя, чтобы преобразоваться в эмоцию, а эмоция должна пройти сквозь все физическое строение. Вот так.

Я учился путешествовать во времени много лет, для чего абсолютному Богу, единому с ветром, солнцем и не­бесами, необходимо стать единым с мыслью — ведь где бы ни была мысль, там же будет и создание, зовущееся Богом, которым вы являетесь. И я узнал пути, ведущие в другие царства, к иным созданиям, в жизни, которых прежде мне никогда не доводилось видеть, посещал другие цивилизации в момент самого их зарождения. Я познал пути моих возлюбленных собратьев, которыми они следуют за мной, прибывая на этот план, чтобы по­знать Источник. Видите ли, когда вы приходите сюда, вы теряете память, поскольку вы оказываетесь в ловушке эго, которое на этом плане свойственно вашему телу. Когда я познал все это, я начал охотно обучать всех своих возлюбленных братьев тому, что знал об Источнике.

Сейчас я должен сказать, что никоим образом ваш процесс обучения не должен растянуться на столь долгое время, как это было в моей жизни. Я был не­вежественным человеком, а вы образованны. Что от вас действительно требуется — это принять, принять следующее: вы это знаете. Нет никаких сомнений. Вы это знаете. Вот что порождает в душе эмоцию, которая сообщает изменения физической структуре вашего тела, и благодаря ей эти изменения наступают.


124                                                     Часть I. Путь Мастера к просветлению

 

Пытаясь отыскать ответ на вопрос «Кто я такой?», я поначалу прошел путь от неприятия и отрицания к не­нависти и войне, оказался на краю жизни и после этого получил возможность пребывать в мире и покое, чтобы оглядеться вокруг в поисках ответов. Я никогда никого ни о чем не просил. Я никогда не спрашивал у воинов их мнения относительно чего бы то ни было. Я спрашивал только себя, лишь себя. Они могли спросить у самих себя, желают ли они соглашаться с моим мнением. И все же я всегда оказывался прав, что бы я ни делал, и всегда нес ответственность за все, что совершал. Но, мастер, если ты спросишь человека: «Как мне следует верить? Как мне следует искать? Во что я должен верить? Как мне следует жить?», просто проследи за тем, что пред­ставляют собой люди и каково их сознание, как это делал я в свое время. И если ты сделаешь так, ты умрешь. Это правда. Пойди и попроси у ветра: «Дай мне знание, ве­тер. Раскрой меня и помоги познать». И он сделает то, о чем ты просишь. Он превратит тебя из оливы в сере­бро. И он, громко завывая и крича, полетит по каньону, дерзко и свободно.

Я не верил людям. Я презирал их. И когда я познал Непознанного Бога и жизнь, я начал познавать самого себя, и я начал любить самого себя. И тогда я начал лю­бить других людей.

Вознесение

И вот настал день, когда дни Рама, на тот момент уже старика, подошли к концу, и все, что я задумал совер­шить, будучи тем человеком, которым я был, осуществи­лось. Тогда я отправился в путешествие по реке, которая
Глава 1. Автобиография Рамты                                                                                 125

 

зовется Инд. И вот, на склоне горы под названием Инд, я обратился к своему народу, заверив, что они услышат от меня истинную правду, и сказал, что Божественное руководство, которого они слушались, исходило не от меня, а от Источника, который сотворил меня, точно так же, как он сотворил и их. И тогда, чтобы укрепить их в вере, я, к полному и несказанному их изумлению, легко оторвался от земли и поднялся над ними. И жен­щины начали кричать, придя в ужас, и мужчины, бывшие бравыми воинами, уронили от удивления свои палаши. Я обратился к своему народу на прощание, пожелав им самим учиться так же, как учился я сам, и преобразиться так же, как преобразился я.

Если вы решите кем-то стать и определите свою цель, то слейтесь в мыслях со своим идеалом. В ветре заклю­чена мощная сила, которая способна навести страх на одинокого воина и, подняв с земли пригоршню песка, подбросить ее в небеса одним-единственным дуновени­ем. А кроме того, ее нельзя подчинить или поработить — эта сила не может служить никому другому, кроме как себе самой. Я созерцал свободный полет ветра, и я стал ветром. Вот так все и было.

Сложность превращения в свой идеал заключается в том, что люди до сих пор попадаются в ловушку пред­ставлений о смерти и старости, пытаясь найти средство, которое смогло бы их избавить от этой неизбежности. Люди увязли в запутанных, неоправданно сложных идеях об Отце, не осознавая той простоты, которую он на самом деле являет собой. Идеал всегда достигается легко, а не путем напряженных усилий.

Когда я вознесся, создание, я познал все, что хотел по­знать, поскольку я освободился от плотности телесной


 


                                                                                          

 

                                                                                                                                                                                                                                


 


126

 

оболочки и обрел гибкость и текучесть, которыми обла­дает мысль, и потому больше ничто не являлось для меня препятствием. Тогда я познал структуру и устройство того существа, которое именуется человеком-Богом. Но в то время я этого не осознавал. Я знал только, что пре­бываю в мире и согласии с тем, что я совершил в своей жизни прежде, и с самой жизнью. Затем я позволил знанию течь сквозь меня. Я больше не был невежествен­ным варваром. Я больше не стремился к борьбе, и дух сражений уже не манил меня. Я больше не испытывал беспокойства, тревог и напряжения. У меня не осталось мыслей, которые обычно наполняют разум человека. Я был далек от этого. Я погрузился в саму жизнь, в то чудо, которое я изо дня в день и ночь за ночью созерцал в небесах. Такой была моя жизнь. Тогда ко мне пришел покой, и тогда я стал един с Непознанным Богом. Я пере­стал с ним сражаться.

      В ваши дни для человека крайне трудно вести кро­потливую и терпеливую внутреннюю работу, поскольку люди живут в очень быстром темпе и умирают совсем молодыми. Они не знают, как им жить, потому что они живут во времени. Им необходимо жить в четко очерчен­ных временных рамках — жить по-другому они не умеют. До тех пор пока люди будут продолжать думать таким образом, они никогда не начнут жить по-настоящему. Они будут и дальше жить во власти времени, и это будет единственным достижением их жизни. Вы понимаете? Я — Рам, тот, кого зовут Богом. Я был первым когда-либо существовавшим человеком-Богом. Я был первым вознесенным человеком, создания, когда-либо рожден­ным от женщины и мужчины на плане сознания, чело­веком, который вознесся, следуя не чьему-либо учению,


                                                                                                    127

а внутреннему осознанию назначения жизни во всех вещах. Мое вознесение? Оно произошло тридцать пять тысяч лет назад по вашему летоисчислению. Что такое вознесение? Это когда ты забираешь все свое существо в бесконечность, подобно ветру. Если бы я слушал людей, создания, я бы умер в том своем воплощении. Все люди здесь умирают, поскольку знают, что умрут, и каждый человек здесь живет, согласуясь с мнением других людей, не дальновидно.

Я научился любить себя, когда сопоставил себя с чем-то значительным и величественным. Что созерцает человек своим существом, тем он и становится, потому что он Бог, скрывающийся под маской человека. Ваше истинное существо, мастер, — это не ваше физическое тело. Вы сотворили свое тело из семени вашего отца и чрева вашей матери. Из той глины, если можно так вы-разиться, которую они вам дали, вы вылепили свое тело, Но это тело не вы. Ваша истинная природа, создания, не-видима. Никто не узнал бы о вас, если бы у вас не было бы рта, чтобы говорить, глаз, чтобы смотреть, и рук, чтобы прикасаться. Если бы вы были немы, глухи и недвижимы, и жили бы так, люди похоронили бы вас, поскольку им Не удалось бы узнать вас, ведь вы не смогли бы выразить, проявить себя на этом плане, если бы у вас не было фи-зического тела, которое позволило бы вам это сделать. Ваше истинное «Я» невидимо, так же как ветер. Покажите мне мысль. Покажите мне мышление. Покажите мне мнение. Покажите мне индивидуальность.

Великие Боги, сотворившие этот план, были суще-ствами не из этого измерения и обладали другими ви­брациями — они воистину пришли из света. Первичная структура ваших мыслей — это свет. Ваше тело является


 


 

128


 

 

 

светом, но ваш план не в состоянии это увидеть поскольку он вибрирует на более низкой частоте свет. Он содержится в массе.

 

Стихия природы, ветер, помог мне осознать, что то, чем я был, не является моим истинным существом Я есть загадка и головоломка, даже в этой телесной  оболочке, но я существую, и мое любопытство и удивление ощущается каждым, кто пришел ко мне в эту аудиторию. Кто же скажет, что я нереален, ибо кто из вас знает,  что есть реальность на этом плане, создания? Созерцание вашей природы, превосходящей рамки физического тела, - это приключение. Именно так вы найдете себя,  не в глазах окружающих людей, а в вашем собственном восприятии и понимании. Этому я учил своих воинов. И они служили мне, создания, и почитали как Бога в моей стране. И я презирал все это, поскольку они даже не имели представления о том, кто есть Бог Они сборище служащих, а не живущих.

Станьте собой и познайте, кто вы есть. Взгляните на ваши мысли. Взгляните на себя. Говорите с ветром. Танцуйте в лунном свете. Наслаждайтесь  рассветом.. Они вас научат всему, что есть в жизни, потому и есть сама жизнь - они будут продолжать жить, когда все это умрет.

Размышляйте о том, что я вам сказал. Покори себя

 

Приобретая знание, вы должны смирять себя и ис­кать того, кем вы действительно являетесь, - не того кого вы видите в зеркале, а того, кто вы есть на самом деле, - и видеть то, что пребывает внутри вас: инди-

 

 

 

видуальность, высшего Бога, — и вы должны перестать  удерживать ваше истинное «Я» внутри себя, будто ученика. Множество из вас делают это, за исключением одного создания в этой комнате, лишь одного создания. Вы знаете, кто такой узник? Я могу материализовать для вас тюрьму в подземелье или даже две, чтобы вы поняли, как чувствует себя ваше истинное «Я», сидя за решеткой, где крысы едят у ваших ног, в волосах пол-зают вши, а из зловонного навоза выползают черви. Вы узники самих себя — таким же был и я, потому что, хотя желание управлять и было во мне, я не знал и не понимал природу плотной, коагулированной (свернутой) мысли, се потребности, желания, природу сознания на этом, более низком плане бытия. Я не знал, что требуется для того, чтобы управлять мыслью. И в прошлом, по вашему времени, это привело меня к великим и ужасным со­бытиям, большим противоречиям, когда мне пришлось все расставлять по своим местам в сознании и внутри моего существа.

 

Вы, создания, знаете ли вы, каким образом вы делаете из вашей правды узника? Вы не знаете, кто вы есть. Я был грязным лемурийцем, бездушным. А вы знаете, кем яв­ляетесь вы? Вы знаете ту добродетель, что скрывается у вас внутри, и ту цель, ради которой вы сюда пришли? Вину за неудачи и трудности вашей жизни большинство из вас возлагает на окружающих, многие из вас так поступают. Каждый человек несет личную ответствен­ность за свои несчастья — это большой труд, но в этом и большая польза.

 

Когда вы узнаете, кто вы есть, — а в моей жизни, чтобы узнать это, мне потребовалось шестьдесят три года, — вы посмотрите на себя и с легкостью различите


 


 


в себе того, кто сотворил все те судьбы, которые вы про­жили по собственному выбору, все несчастья, которые вы перенесли по собственному выбору, и все счастье, ко­торое выпало вам опять же по вашему личному выбору. И это именно вы сотворили все события в своей жизни, вы и больше никто. Когда вы сможете смиренно посмо­треть на себя - посмотрите на себя, - почувствовать себя, спросить себя «Почему?» и ответить себе «Я знаю почему», сможете разумно к себе относиться, тогда вы уберете решетки с темницы, где томится ваша правда (ваше истинное «Я»), которая есть птица, парящая в не­бесах счастья, добродетели, единства и мира.

Я бездействовал во второй половине своего шести­десятитрехлетнего пути к просветлению, поскольку я был полон покоя. Я жил в согласии со всем сущим Я пребывал в мире со всем сущим, научился любить и уважать своих самых сильных врагов, поскольку я был для них угрозой. Я научился любить их, потому что по-настоящему научился любить то изящное существо, которое носит имя Рамта.

Все ваши жизни, одну за другой, тянущиеся на про­тяжении миллионов лет, можно прожить за одно земное воплощение. Вы знаете, почему на обретение просвет­ления у вас уходит столь длительное время, почему вам требуется для этого так много жизней? Это происходит из-за неспособности взглянуть на себя и воистину уви­деть, кто вы есть на самом деле. Вы осуждаете других, но, несмотря на это осуждение, которое вы испытываете, однажды вы решите сделать свою жизнь лучше и научи­тесь тоньше понимать других людей, и поможет вам в этом то, что называется вашим «Я». Однако по большей части, на протяжении всех ваших жизней вы учитесь


лишь очень немногому. Вы медленно усваиваете знания, потому что вы отказываетесь взглянуть на того, кто сотворил все это, отказываетесь. Что ж, могу вам сказать, что вы были всеми возможными существами, которые когда-либо появлялись в генетической цепи, к чреве женщины от семени мужчины любой расы. Вы были всеми созданиями — от самого ничтожного, по­добного лемурийцу, до самого высокомерного, такого, как атлант. Вы жили в обличии всех когда-либо соз­данных существ, всех. Но почему бы в одном земном воплощении не ускорить насколько возможно процесс проявления и раскрытия вашего внутреннего «Я», про­сто взглянув, с состраданием, на которое способна душа, на то, кем вы являетесь в действительности?

И я начал познавать, кто есть Рамта. И я получал огромное удовольствие от того, кем я был раньше, и я действительно наслаждался тем существом, кото­рым стал. Почему? Потому что я пребывал в мире с Непознанным Богом, которого я отыскал в себе самом, в себе самом, и познал уникальный, действенный, пре­красный способ творить свою судьбу и вести свой народ к более глубокому осознанию. И все, что я сотворил прежде, перестало иметь значение, когда я простил себя и понял, почему поступил так. И прошлое перестало меня терзать. Оно больше не причиняло мне боли. Оно больше не принуждало меня сражаться.

Я очень хорошо учил вас. Должен сказать вам — не­смотря на то, что множество из вас все еще не понимают, о чем я говорю, — но говорю вам, всеми, кем вы были, вы становились ради одной-единственной цели — об­ретения понимания и любви. Создание человеком таких понятий, как «правильно» и «неправильно», критериев


 


 

 


 

 


 


 


истины породило страх, чувство вины и лишило людей способности развиваться в своей духовной жизни. Когда я говорю о духовном, я говорю о всей жизни, а не только о чем-то прекрасном, о чем принято говорить в фило­софском смысле, что имеет место не по особым дням не­дели, а постоянно. Из-за этого вас одолевают и терзают ваши печали, вы утопаете в презрении к себе и начинаете отрицать самих себя. Говорю вам, создания, все, что вы совершили во всех ваших жизнях, было правильно. Бог Отец, который есть сама вибрация вашей удивительной молекулярной структуры, никогда не судил вас. Он не знает осуждения, потому что он не знает совершенства, которое есть абсолютное ограничение. Он просто су­ществует. Он есть бытие, и он любит самого себя, все свое существо. И это существо есть действующая сила внутри каждого из вас, всех, кто собрался здесь, и всех людей по всему миру.

Бог никогда вас не осуждал, никогда не призывал вас быть святыми или демонами. Вы сами сделали это с собой, опять же не сознавая, кто вы есть. Если Отец, который пребывает во всем, что есть, нашел массу до­бродетели в вашем удивительном существе и во всем, чего вы добились, и если для вас до сих пор творится следующий момент, в котором вы продолжаете жить и можете прославлять ваше священное, божественное «Я», то, уверяю вас, возлюбленные создания, что вы действи­тельно способны простить и понять себя, разобраться, почему вы поступали прежде именно так, а не иначе, ибо вы и есть Бог, я это знаю.

Итак, Непознанный Бог был всем сущим: сумерками, ночной птицей и ее щебетанием в кустах, пернатыми птахами, совершающими свой утренний полет, детским


смехом и волшебством, окутывающим влюбленных, рубиновым цветом вина и сладостью меда. Он есть все сущее, все сущее. Это вечность.

Я познал Непознанного Бога через такое понимание. У меня не было учителя, который рассказал бы мне об этом. Рам, учитель, завоеватель таился во мне, ожидая, когда его поймут. Мной двигала моя внутренняя по-требность понять. И вот, раненый, я был оставлен в одиночестве, чтобы, исцелившись, пребывать в покое, размышлять, думать. Все, что у меня было, — это я сам, один, восседающий на огромной скале, а не в таком пре­красном помещении, как это. И таким образом я познал прощение, еще до того, как появилось такое слово, я по-знал свое «Я», прежде чем появилось такое понятие, и я познал Бога и свое «Я» как единое целое, что разрешило все загадки и тайны, которые меня занимали.

Я красноречиво и без утайки рассказал и описал вам все, что сделал в своей жизни, с тем чтобы вы в своей жизни, быть может, ощутили такое же желание смирить себя и благодаря этому увидеть, кто вы есть на самом деле. Но многих из вас, чьи глаза до сих пор закрыты, я Не могу обучать, потому что вы живете с единственной не-возможностью, которая когда-либо существова­ла, — закрытым разумом. Вы не слышите и не воспри­нимаете, что я говорю, поскольку это ставит под угрозу наше хрупкое ощущение безопасности. Вы, как сможете Вы познать себя? Вы подобны лебедю, заключенному в клетку. Простите себя. Отец всегда прощал вас, и это понятно.

Взгляните на то, кем вы являетесь. Взгляните на себя. Взгляните на свой гнев — почему вы полны гнева? Посмотрите на вашу ревность — почему вы ревнуете?


 


 


 


134


Часть I. Путь Мастера к просветлению


 


Посмотрите на свою зависть — почему вы завидуете? Заметьте, что вы часто не чувствуете себя в безопас­ности, и поймите почему. Посмотрите на свои сужде­ния — почему вы судите? Посмотрите на свою жесто­кость — почему вам чуждо милосердие? И взгляните на свой смех — где он? Поразмышляйте о том, что я вам сказал, но у вас не хватит терпения, чтобы ожидать просветления шестьдесят три года, поскольку вы очень спешите. Отсутствие терпения непочтительно. Сейчас оно вам нужно как никогда. В моей жизни оно и было моей жизнью. И оно сделало меня тем, кто я есть в этот час перед вами, и воистину сохранило индивидуальное, неповторимое «я» по имени Рамта Великий, чтобы бесконечность познания Бога смогла наполнить этот крепкий сосуд и излиться из него, обучая вас доступным для каждого языком.

Если вы хотите стать таким же, как я, думайте так же, как думал я. И каким бы путем вы ни следовали и какой бы религии ни принадлежали, совместите их с моим знанием и, несмотря ни на что, идите вперед.

Рамта

Важнейшие понятия учения Рамты




 


Глава 2

Сознание и энергия создают реальность


 


 

 

138                               Часть I. Путь Мастера к просветлению

Здравствуйте, мои прекрасные создания и новички! Я приветствую вас. Давайте попьем. Вам это при­годится. Вода воистину являет собой Источник, бес­конечное сознание. Это подходящее средство для того, чтобы установить связь с тем, кто зовется Богом внутри каждого из вас. Что ж, давайте начнем это занятие с того, что теперь вспомним о нашей божественности, а не о конечности нашего существа.

О, мой возлюбленный Бог,

Пребывающий в глубинах моего существа,

Приди в этот день

И раскрой мой разум,

Наполни мою жизнь,

Чтобы я смог превратить в свой личный опыт

То, что услышу.

О, мой возлюбленный Бог,

В этот день

Благослови мою жизнь

И все, чему я научусь.

Да будет так.

За жизнь!

Прекрасные новички, я рад, что вы находитесь здесь. Пусть поднимут руки все новички в этой группе. Прекрасно. Да будет так. Так почему же вы пришли сюда? Вы надеетесь, что расширятся границы вашего восприятия и благодаря этому каким-то образом из-


 

139

Глава 2. Сознание и энергия создают  реальность

менится ваша жизнь? Что ж, это хороший ответ. Он мне нравится.

Я тот, кого зовут Рамта Просветленный. Я то созда­ние, которое произнесло все те слова, что вы уже чита­ли, которые вам приходилось слышать ранее, те слова, которые вас тронули. Это был зов истины. Пусть вас не смущает то физическое тело, в котором я нахожусь. Пусть вас смущает то тело, в котором находитесь вы.

Я появился в этом сознании довольно давно по ваше­му времени. Что же касается этого физического тела, то с ним мы, как вы это называете, договорились еще до того, как это существо воплотилось на данном плане. Вы здесь для того, чтобы понять: Бог не имеет некого конкретного образа, но он проявлен во всех и во всем. Более того, вы здесь, чтобы понять, что Бог в своем самом возвы­шенном проявлении может предстать в образе столь простом, как, например, дерево, или вы.

Я больше, чем мое тело;

я — просветленное существо

Я пришел сюда, появился здесь не для того, чтобы сотворить прекрасное физическое тело, которое вну­шало бы благоговейный ужас или вызывало бы восхи­щение, поскольку на протяжении эонов времени тело неоднократно становилось идолом для поклонения, и так продолжается и по сей день. Красота приобрела воистину физические характеристики — она больше не является величиной духовной, постоянной — и вы ей по­клоняетесь. Однако это делает вас слабыми, поскольку


 


 


 


красота мимолетна — она лишь ненадолго расцветает и физической жизни человека, а затем увядает. Я пришел сюда неистовым в своей жестокости человеком и стал просветленным созданием. Что значит «просветленное создание»? Что вы понимаете под словом «просветлен­ный»? Им обозначают того, кто осознает, кто обладает глубоким видением. Просветленное создание — это тот, кто является чистым сознанием, проявленным в Духе или разуме. И это означает, что просветленное создание обладает богатствами гораздо более возвышенного ка­чества в своем Духе, нежели в своем физическом теле. Просветленное создание воспринимает себя не как фи­зическое тело, но как существо, единое со всей жизнью. Вот что значит «просветленное создание». А тот, кто таковым не является, воспринимает себя как отделенное, особое, отличное от всех других форм жизни существо. Такие создания невежественны.

Итак, я просветленное существо, так как в своей жизни, в те времена, что я знал, у меня была великая и удивительная возможность быть самим собой, быть че­ловеком, сотворить войну, покончить с тиранией. Какая возвышенная цель, да? Однако, в тот момент, когда я предал самого себя, я исполнился смирения и лишился всего своего высокомерия. И в этом смирении, созда­ния, когда я цеплялся за свою жизнь, которая была под угрозой, я задался вопросом: в чем цель моей жизни и моего несчастного, презираемого народа. И лишь когда мне пришлось изо дня в день бороться за свою жизнь, когда снова и снова я делал отметки, свидетельствовав­шие о том, что я пережил еще один день, тогда я понял, что жизнь сама по себе была наградой. И вот я сидел на скалистой горе и в течение семи лет занимался самоис-


целеием, и это показалось бы вам невыносимо долгим временем. Каждый день и каждую ночь я радовался Духом тому, что, просыпаясь, чувствовал, что все еще нахожусь здесь. И мне никогда не надоедало наблюдать за тем, как по ночам в небесах прибывает и убывает Луна. Я испытывал отчаянную, безнадежную и пылкую страсть к природе. Именно луна и солнце каждый день говорили мне о том, что я живу. Я начал с того, что стал поклоняться им. А окончил тем, что стал ими.

Меня зовут просветленным, поскольку то, что я у шал, возвысило и преобразило мое физическое су­щество. Воин умер. Завоеватель отошел в мир иной. Высокомерие и заносчивость растворились в ночном воздухе, словно дым от затухающего костра. Мое не-вежество исчезло. И вот я стал духовным существом. И что это значит? Это значит, что я перестал использо­вать свой разум, свое физическое и эмоциональное тело для того, чтобы искать сражений, достигать целей, сеять разорение и смерть во имя обновления Земли. Я изме­нился. Вместо того чтобы, оставаясь наедине с самим собой, продолжать бороться и применять свою силу, я день за днем, постепенно собирал себя заново, чтобы стать человеком, который нашел смысл не в борьбе с окружающим миром, а в борьбе с невежеством.

В чем же состояло мое самое большое невежество? Я много чего не знал, но самое большое мое невежество было в том, что я ненавидел Непознанного Бога моего народа. Видите ли, мой народ не поклонялся Богам. Они знали, что есть лишь один Бог, и он не имел имени, не имел образа, и, несмотря на это, его можно было видеть во всем, что существует, и во всем, что, как он думал, существует. Я считал, что этот Бог предал мой народ,


 

 

Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты

бросив нас в отчаянном и жалком положении. Я не пони­мал. Я думал, что если ты любишь единого Бога, то твоя жизнь должна быть приятной, полной удовольствий, что ты можешь повергнуть своих врагов и жить в мире петь и танцевать все дни твоей жизни. Однако Непознанный Бог моего народа, который был всей жизнью, допустил чтобы мы попали в рабство к гораздо более сильной расе, и за это я возненавидел Бога. И вот, я стал искать возможности убить его в каждом человеке, потому что его следовало уничтожить за то, что он погубил мою бедную, несчастную семью. Это было самое большое заблуждение в моей жизни - что Бог может быть убит уничтожен и что, если человек любит Бога, это может спасти его от опасностей, рабства и пленения.

Я не знал, что Непознанный Бог пребывает в каждом из моих людей и во всех других народах и что природа сама по себе была его творением. Бог есть любовь Что это значит? Это значит, что Бог творит и отдает и никогда ничего не берет - вот что это значит - и что Бог, этот Непознанный Бог, дал жизнь всем, и, дав эту жизнь и поддерживая ее, он позволил человеческой форме жизни, обладающей копией его разума, сотворить свою собственную реальность. Люди моего народа пред­сказывали, что однажды они попадут в рабство. Так не потому ли их собственное пророчество однажды пре­вратилось в реальность, что они сфокусировали на нем свое внимание? Конечно, поэтому. Непознанный Бог -это не один и тот же разум в каждом человеке; это части единого разума в каждом. И каждый может обрести осознанность любым избранным способом. В этом есть свойство Бога как существа, которое всегда дает. Мне потребовался не один день, чтобы понять это, - у меня


 

143

Глава 2. Сознание и энергия создают реальность

на это ушла большая часть жизни, потому что из-за моей варварской натуры, привыкшей ненавидеть и презирать, моя духовная часть, будучи слабой и хрупкой, укрепля­лась медленно. С каждым днем я жаждал духовности все больше, с каждым днем я тосковал по ней гораздо сильнее, нежели по своему физическому телу.

Итак, как же я обрел просветление? Это случилось благодаря тому, что, будучи частицей Непознанного Бога, однажды я решил, что он — это тот, кем я хочу стать. И вот, Бог, поскольку Бог любит, и мы видим это в том, как он постоянно отдает — никогда не берет, а толь­ко дает, — и вот, этот Бог внутри меня дал мне именно то, чего я хотел, помог мне стать тем, кем я хотел стать: тем, кто пребывает во всем сущем, тем, кто может раз­делить любовь со всей жизнью.

И знаете что, мастера? Знаете, в каком сражении я участвовал каждый день своей жизни? Изо дня в день я сражался со своей примитивной природой, которая желала разрушать. Она не хотела оставаться в покое и мечтала о сражениях. Она хотела выкрикивать абсурд­ные речи. И каждый день я боролся с этой природой в себе, поскольку тогда я решил покорить самого себя, и это была самая тяжелая битва из всех. А что же мне принесла моя борьба? Поначалу ничего в сравнении с на­глядными свидетельствами моих прошлых сражений: я мог сосчитать все свои раны, мог видеть, как велика моя армия, и я мог пересчитать все свои прошлые победы. Я мог видеть, что это все было реальностью, тогда как то, чего я хотел, не было реальным, по крайней мере не было осязаемым. И вот, изо дня в день реальное вступа­ло в противоречие с нереальным. Реальность как будто насмехалась, как вы бы выразились, над тем, что было


 


144


Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты


Глава 2. Сознание и энергия создают реальность


145


 


нереальным. Иногда я сидел и говорил себе: «Рамта, ты шут. Ты старый шут». И я чувствовал, что где-то внутри эти слова задевают меня. Я чувствовал какую-то боль внутри, когда говорил себе эти слова, И я должен был узнать, что это была за боль. И когда я изучил свою боль и все то, что отзывалось во мне болью каждый раз, когда я говорил себе обидные слова, все это стало для меня реальностью. И вот, раз и навсегда я изменил свое представление обо всем. И я понял, что единственной причиной, по которой я находился в своем физическом теле, было то, что я чувствовал себя единым целым с ним. Каждый раз, когда я злился, я ощущал это в самом центре своего тела. Каждый раз, когда мое тело начинало преобладать над моей волей, я чувствовал, как будто я в нем заперт. Но с каждым днем я все меньше и меньше ощущал себя физическим телом и все больше сливался со своим разумом.

А знаете ли вы, как я покинул этот план в конце своей жизни? Не в деревянном гробу. Я покинул этот план, улетев вместе с ветром. Почему именно он стал моим проводником? Потому что это проводник Духа. Почему мне не пришлось умирать так, как это делают обычные люди? Потому что я не был обычным человеком. А что сделало меня таким? Я покорил свою обыденную, при­вычную природу, которая была моим физическим телом, моей личностью, моей генетикой, как вы бы это назвали. И в конце своих дней мне удалось разорвать эту нить, которая тянулась из паутины прошлого.

И чем же я стал? Я не стал лучше. Я стал духовным существом, Богом, не человеком. И именно таким я хо­тел быть. И если Непознанный Бог не имел лица, то он по своей сути был самой силой и импульсом. Именно


таким я и хотел стать, потому что таким мне представ-лялся Бог, я видел его не в том, чтобы стать человеком, а м том, чтобы стать существом, которое действует исходя из знания, представляющего собой часть всей жизни. Вот, чем я стал.

Так почему же меня назвали просветленным? Я был просветленным, поскольку я стал Духом и перестал ныть физическим телом. И поэтому сегодня в это вре­мя я здесь, как вы знаете, в другом теле. И вы пришли послушать меня, потому что вы читали мои слова, вы слышали их, вы слушали других людей, и вы встретили в своей жизни нечто удивительное. И вот, вы пришли как мужчины и женщины, как Дух, невидимый, заключенный в физическое тело. Ежедневная обязанность вашего Духа состоит в том, чтобы поддерживать в вас жизнь. Вот единственная причина, по которой вы когда-либо обращались к своему Духу. И единственная причина, по которой вы не умерли до того, как прийти сюда, в том, что вы использовали свой Дух с тем, чтобы сохранить свою жизнь, а также в том, что вы никогда не обижали свой Дух настолько сильно, чтобы он захотел оставить ваше тело. Но это все, для чего вы применяли свой Дух. Но именно из-за него вы здесь — поскольку в той же мере, в какой его нельзя увидеть, его можно ощутить как силу, и он именно тот, кем являюсь я.

Вы пришли сюда не для того, чтобы увидеть меня. Это вы и так делаете прямо сейчас. И я кажусь вам воистину обычным, естественным. Учение состоит в том, что Бог живет в вас в виде того существа, которое вы назвали Духом. Но он просто поддерживает в вас жизнь. И если бы вы могли увидеть этот Дух, вы никогда не увидели бы его в образе вашего физического тела. Что ж, я здесь


Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты


146

в физическом теле, которое, кажется, противоречит моему полу — тело женское, а я мужчина, — но оно пре­красно, потому что оно учит мужчин и женщин тому, что Бог есть и мужчина, и женщина и в то же время ни то, ни другое. А также это тело говорит о том, что все, о чем вы размышляли в своем уме, совсем не обязательно отражает все, что действительно существует в жизни. И еще, оно учит тому, что вы не способны увидеть, кто вы есть на самом деле.

 

Итак, уместнее всего будет сказать, что я пришел сюда, чтобы поговорить с людьми, которых я знал когда-то, во времена, которые кажутся очень далекими от нынешнего момента, и все же те времена и настоящий момент существуют в одно и то же мгновение. Я здесь, чтобы учить вас тому, чему никогда не учил до того, как я оставил вас. И я не буду учить вас тому, что вы должны следовать за мной — вы не сможете этого сде­лать, даже если умрете, все равно не сможете — потому что, когда вы умираете, только тогда вы обретаете дар жизни, дар, который равен вашей способности принять. Единственное, что вы когда-либо получали в подарок, это ваша жизнь, независимо от того, какой она была. Вот что для вас важно. Ощущение голода важно для вас. Боль важна для вас. Чувствовать себя подавленным, по­тому что вам не нравится реальность, — вот что для вас важно. Для вас важно быть женщиной. Для вас важно быть мужчиной. Видите, все это физические по своей природе качества, и голод может подавить Дух. Ваша сосредоточенность на Боге может рассеяться под воз­действием голода скорее, чем под воздействием чего-то другого. И вот я пришел, чтобы учить вас, что, даже если вы умрете, вы не станете просветленными — вы станете


 

147

Глава 2. Сознание и энергия создают реальность

духовными существами, но ваш разум не будет с вами; ваш разум будет здесь, чтобы учить вас тому, что знал я и чему я научился.

Не существует одного Бога, но все есть Бог. И эта ваша жизнь не единственная из тех, что вы когда-либо проживали. Эти тела, они подобны одеждам. Вы про­сто носите это физическое тело как одеяние в данном временном потоке. Вы уже многие из них надевали. Вы можете сказать: «Почему же я не могу этого вспомнить?» Вы не можете вспомнить, потому что вы не просвет­ленные. Вы понимаете? В своей последней жизни вы не продвинулись вперед дальше, чем в своей нынешней жизни. И если та ваша прошлая жизнь — единственное, что вас заботит, это означает, что вы используете лишь разум своей человеческой личности, а он связан только с вашим физическим телом, и так всегда и бывает. И если ваше тело умирает вместе с этим разумом, то в этом и есть причина того, что вы ничего не можете вспомнить о своих прошлых жизнях. Ведь тело, а вместе с ним и разум мертвы, а значит, все, что вы способны помнить, — это ваша нынешняя жизнь. И вы часто не можете вспомнить даже большую часть своих дней этой жизни, потому что вы никогда их не проживали, вы в них не жили. Вы отсутствовали в эти дни.

О, вы жили на протяжении эонов времени. Вы эволю­ционировали. Бог наделил вас вечной жизнью. Что это значит? Это значит, что, если вы умрете, этим вечером, например, то завтра утром ваше тело будет мертво, тогда как ваше духовное тело возродится. Но опять же, духов­ное тело может быть столь же велико, сколь велик ваш разум, который это тело наполняет, — и именно его вы взращиваете сейчас. Это вечная жизнь. А потом вы вновь


 


148


Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты


Глина 2. Сознание и энергия создают реальность


149


 


переродитесь, если люди все еще будут спариваться. Вы родитесь вновь, но вы не будете помнить сегодняшний день. Вы знаете, почему вы не будете помнить сегодняш­ний день? Потому что ваш будущий мозг сегодня не был здесь, тогда как ваш Дух — был.

Итак, я пришел учить не тому, что вы должны следо­вать за мной, потому что это невозможно. И я не хочу, чтобы мне поклонялись. Самый великолепный когда-либо существовавший храм, посвященный Богу, был построен не из камня, золота, серебра или драгоценных камней. Самым великим храмом во славу Бога является человеческое тело, и это тело — находящийся в данной реальности сосуд, который наполняется Духом. Это и есть храм. И если то, чему вы учитесь, возвышает вас внутренне, то это ощущение внутреннего подъема дает вам ваш дух. Когда вы приходите сюда и чувствуете себя усталыми, или голодными, или вам скучно, то это говорит ваше тело. А ваш разум находится в вашем теле, не в вашем Духе. Если вы чувствуете воодушевление, предвкушая то, чему будете учиться, значит, вы слыши­те внутри вас то, что нельзя увидеть, но это именно то, чем вы являетесь в действительности, и это принесет огромную пользу.

Что это за единственное препятствие, которое может встать у вас на пути сегодня и завтра? Это ваш обезьяний ум, ваш человеческий мозг. Знаете почему? Потому что, если бы я попросил вас описать своему соседу, насколько обширен уровень вашего приятия — подумайте об этих словах — как обширен, как глубок, как высок уровень вашего приятия, потому что это ваше убеждение... Вы никогда не сможете материализовать то, что вы не при­нимаете. Вы можете материализовать только то, что


принимаете. Так насколько широко ваше приятие? Оно Польше, чем ваши сомнения? Каковы пределы вашего приятия? Из-за этого вы больны? Из-за этого вы ста­реете? Из-за этого вы несчастны — потому что ваше приятие находится на уровне отсутствия счастья? И это нее, что вы можете получить, как видите. Вы не сможете получить ничего больше этого, потому что все, что боль­ше этого, лежит в сфере Духа. Итак, ваш Дух делает вас несчастными, потому что вы его об этом просите.

Итак, единственное, с чем у вас могут возникнуть сегодня сложности, — это ваш уровень приятия в вашем плотском уме — он находится вот здесь (в нейросети). И если вы — человек, который находится под давлением собственного чувства вины, человек, который совершил множество жестоких и ужасных поступков и при этом думает, что испытываемое им чувство вины делает его исключительным, то вам будет сложно понять, о чем я говорю, потому что я говорю вам о том, что вы сами творите свою реальность. И если вы жертва, то это по­тому, что вы сами так устроили. И вам это не понравится, потому что вы хотите, чтобы ответственность за вашу боль, за вашу ограниченность, за вашу нужду нес кто-то другой. Так вот, я скажу вам, что одному вам быть за это в ответе, и вам это не понравится. Дух соглашается, а ра­зум нет, поскольку он может указать тех, кто обидел его, назвать тех, кто разочаровал его, он может объяснить, почему сомневается. Виноват всегда кто-то другой, а не вы сами. Высокомерие человеческого разума, да? Вам это не понравится.

Также у вас могут возникнуть трудности с понима­нием идеи о том, что все вы — Боги, потому что среди вас есть те, которые все еще предпочитают верить, что


150


Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты


Глава 2. Сознание и энергия создают реальность


151


 


 

Бог проживает на объекте недвижимости, называемом небом, и что он — и это более приемлемо, чем она, — дергает всех и вся за веревочки. Вот почему, если что-то в вашей жизни идет не так, вы всегда можете сказать, что на то воля Божья, что Бог вами недоволен.

Бог на небе — это удобный образ, потому что до тех пор, пока Бог сидит там, лишь он один будет наказывать вас за ваши пороки: за то, что вам, как говорится, чего-то не хватает, за то, что вы проявляете недостаточно любви и заботы. Если вы будете держать в голове плохие мыс­ли, вы будете наказаны. Именно Бог занимается всем этим на небе. И если вы хотите спастись, то вы ждете, чтобы появился кто-нибудь, кто смог бы спасти вас. Знаете почему? Потому что вы не верите, что можете сделать это сами. Таким образом, Бог в религии играет очень удобную роль. Но говорю вам, что тот участок недвижимости, который называется небом, пребывает только внутри вас и нигде больше, он есть то, во что вы позволяете себе верить. И если это так, ваш Бог может прямо сегодня простить вам вашу вину, простить вам ваши чрезмерные потребности. Уже сегодня вы можете перестать быть жертвой. Сегодня вы можете прекратить болеть. Сегодня вы можете перестать верить в дьявола и начать верить в себя. Некоторым из вас это не понра­вится, потому что вам нужно полагаться на спасителя. Вам это не понравится, потому что вам нужно верить, что когда-нибудь Господь вернется и заберет вас с собой. Поэтому то, что я скажу, будет противоречить тому, во что вы верите — ведь то, что я говорю, и то, чему я соби­раюсь вас учить, касается только вас и того, что скрыто у вас внутри. Большинство из собравшихся здесь не верят, что могут материализовать что-либо. Вы приняли отсут-


ствие в вас этой способности. Это будет противоречить вашим представлениям. И тогда в игру вступит аксиома «Верь в себя, и все станет возможным».

Эта школа учит верить в себя

Но погодите минуту. Чего здесь не хватает? Что ж, думаю, мы нашли ответ. Не хватает веры в себя. Именно этому учит данная школа — борьбе с вашим «Я» и по­корению вашего «Я», которое присуще вам только в этой жизни и чьи желания и потребности не знают гра­ниц. А также школа обучает тому, как принять то, что не принимает ваш человеческий разум, и как привить этому разуму способность принимать. Эта школа учит возрождению Духа в вас, Бога в вас для того, чтобы вы смогли творить чудеса. Я здесь не для того, чтобы быть спасителем. Я никогда не говорил, что таковым являюсь. И не хочу быть спасителем. Я здесь, чтобы учить вас тому, что знаю сам, и это немало. И для того чтобы в этом преуспеть, у меня есть терпение, накопленное за зоны времени. Сомневаюсь, что оно есть у вас.

Вы научитесь тому, как прославить Бога внутри вас. Для этого потребуется большая работа, но в конце вы станете новыми существами, и хотя вы все еще будете оставаться в вашем физическом теле, ваш уровень при­ятия будет действительно безграничен. Знаете почему? Потому что вы научитесь совершать удивительные вещи, которые будут все больше укреплять вашу веру в себя. Нельзя сказать, что этот путь вымощен золотом. Это ненадежный путь, потому что на каждом вашем шагу по нему измененное эго, которое является личностью вашего физического тела, будет устраивать вам ловуш-


 


 


 


152


Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты


Глава 2. Сознание и энергия создают реальность


153


 


ки. Вы станете просветленными созданиями, когда вам удастся покорить свое измененное эго. И тогда я скажу вам, вам, кто не держится за нить, ведущую к паутине жизни, я скажу вам: «Что вы теряете? День здесь, день там, час времени?» Что вы теряете? Вы знаете, что вы теряете? Только ваши сомнения. Что вы потеряете, если примете чудеса вместо того, чтобы их отрицать? Что вы теряете? Вы просыпаетесь утром — я научу вас, как дышать дыханием силы Духа и творить свой день. Я спрошу вас, что вы теряете, если примете, что все это правда? Я скажу вам, новички, что вы потеряете в этой жизни — ограничения этой жизни, которые вы когда-то знали, и вы обретете вечную жизнь.

Вечная жизнь? Я не говорил, что все встанут со смерт­ного ложа? Я точно встал. Чем же будете отличаться вы? Вы научитесь тому, как посещать царство небесное и реальности различных измерений, еще будучи живыми и находясь в вашем физическом теле, расширяя таким образом вашу сферу приятия. И если вы умрете, если вы выберете умереть, вы не попадете туда, куда попадают другие люди. Возможно, вы никогда не вернетесь сюда снова. Возможно, вы будете столь возвышенны духом, что вашими следующими родителями станут сверх­разумные существа иной расы из другой галактики, по­тому что вы будете готовы к тому, чтобы узнать то, что кажется здесь непостижимым.

Итак, каждый, кто приходит в эту школу, проходит тестирование. Но знаете ли вы, кто проводит тести­рование? Вы сами. Дух, оставленный в одиночестве, слабый, хрупкий, всегда получает возможность раз­виваться самостоятельно. Но если разум человека, его измененное эго, разрастается и становится нерушимым


оплотом каждодневной жизни, этот разум может уни­чтожить Дух. Дух совсем невелик и очень хрупок. И что же происходит? Довольно скоро человек возвращается к своим сомнениям, желаниям, неверию и начинает искать любую помощь вовне, которая дала бы ему ощущение комфорта и заботы, потому что он потерял это чувство внутри себя.

И тогда эти люди возвращаются в школу. Представь­те, как целое столпотворение возвращается в это авгу­стейшее помещение, столпотворение из диких Духов и сомневающихся эго. Представьте, какую очистительную работу придется тогда провести в первые несколько дней. А что такое очистительная работа? Даже самые лучшие из моих учеников в этом августейшем поме­щении нуждаются в очищении. И что это значит? Им нужно, чтобы кто-нибудь вновь напомнил им о том, что они больше, чем их физическое тело, что все сущее в Божьем царстве больше, чем их сомнения, — им нужно это услышать. А затем их нужно принудить к занятиям и заставить совершить материализацию. И тогда они скажут: «Ах да, да, теперь я вспоминаю». Представьте, когда у меня есть всего одна неделя на занятия с ними, мы тратим четыре дня на очистительную работу и оставшиеся три дня, чтобы просто перейти на другой уровень и научиться принимать то, что они не прини­мали раньше. Мы должны этим заниматься три дня, а затем они уходят. Есть ли у меня ученики, которые из­менились с тех пор, как сели в эти кресла? О да. Есть ли у меня ученики, которые могут творить чудеса? Да, есть. Почему? В чем разница? Почему одни могут, а другие нет? Вы знаете ответ? Все знают ответ? Поднимите руки, новички. Давайте, выше. Дотроньтесь до неба, когда вы

154


Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты


Глава 2. Сознание и энергия создают реальность


155


 


тянете ваши руки вверх. Не прячьте руки, не напрягай­тесь. Да будет так.

Сознание, энергия, разум и мозг

Итак, урок номер один: вы получаете именно то, что хотите. Запишите это.

Я получаю именно то, что хочу.

Следующее предложение, которое вам нужно записать: сознание и энергия — сознание и энергия — создан реальность. Сознание и энергия создают реальность.

Сознание и энергия создают реальность.

Теперь я хочу, чтобы вы записали следующее пред- ложение: сознание, энергия и мозг порождают разум.

Сознание, энергия и мозг порождают разум.

Эй, не спите! Все знают, что такое сознание? Под­нимите руки, кто знает. Давайте, новички! Сознание. Не бойтесь! Тяните руки вверх. Давайте скажем, что такая вещь, как сознание, есть не что иное, как полотно жизни. Вот что это такое. Я не сказал, что это разум жизни; сказал, что это полотно жизни. И поскольку сознание подразумевает познание, то сознание уже должно ее держать в себе энергию. Что я сказал? Итак, сознание и энергия неразрывно друг с другом связаны. Они суть одно и то же. Такой вещи, как бессознательная энергия, не существует. Вы еще со мной? Теперь вам будет очень легко объяснить своему партнеру, что сознание и энер­гия творят природу реальности. Это просто означает,


что реальность не может существовать без сознания и энергии, потому что реальность на самом деле обладает самосознанием.

Теперь мозг. Положите свои руки на эту тыкву, кото­рая у вас на плечах. В ней располагается величайший из всех когда-либо созданных органов. Он у вас там есть? большой? Прекрасно. Он прекрасно удерживает ваше лицо. Мозг отличается от сознания, хотя сознание — это то, что дает жизнь клеткам. Мозг не порождает сознание; он порождает мысль. Запишите это, пожалуйста. Мозг порождает мысль. Это его работа. Итак, мысль равна разуму. Пожалуйста, запишите это. Разум приравнива­ется к одной мысли.

Мозг не порождает сознание; он порождает мысль. Одна мысль равна разуму.

Новички, не засыпайте. Послушайте меня. Вы в смущении, и почему бы вам, собственно, и не быть в смущении? Вокруг все эти ученые, тасующие словами «сознание», «разум» и «мозг», и никто не знает, как на самом деле все это работает. Но я скажу вам, как это работает. Несмотря на то что это всего лишь слова, у них сеть определения. Сознание и энергия есть Источник. Когда он дает жизнь, это происходит по причине мысли. Тело, человеческое тело, обладает мозгом, и этот мозг является носителем потока сознания и энергии. Мозг является их источником силы.

Работа мозга состоит в том, чтобы принимать им­пульсы сознания и энергии на неврологическом уров­не — не засыпайте — и порождать мысли. На самом деле, мозг разрезает поток сознания и энергии на когерентные

 

Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты

157

Глава 2. Сознание и энергия создают реальность

(последовательные) мыслеформы, которые направля­ются по нейросинаптическим путям мозга. Теперь мои может вспомнить мысль. В этом его работа. Итак, ваш мозг нужен для того, чтобы работать с потоком сознания и энергии, двигаясь сквозь него, воспламеняя синаптиче- ские точки, создавая для вас образы здесь. Разум не явля­ется сознанием и энергией; он их продукт. Разум — это продукт сознания мозга, создающего мыслеформы или память. Если мы возьмем все воспоминания и сложим их вместе, мы сможем сказать: «Мне нравится память об этом человеке». Все это понимают? Повернитесь к своему соседу и объясните ему то, что я вам только что рассказал. Давайте, новички.

Итак, новички, существует ли разница между поня- тиями сознание, энергия и разум? Все с этим согласны что это так? Да будет так. Но прежде чем мы будем дви- гаться дальше, я хочу, чтобы вы кое-что поняли. Здесь вы учитесь философии, а не истине. Ничто из того, о чем я говорю, не является истиной. Вы учитесь философии. И что это значит? Это учение. Учение касается теорети- ческой концепции под названием «реальность», которая, как мы уже говорили, пока что всячески на вас влияет, но это не истина. Истина относительна. Только то, что вы принимаете за истину, и есть истина. Если вы чего-то  еще не знаете, то это не является для вас истиной. Если какой-нибудь человек скажет вам, что за пределами этой вселенной существует еще двадцать три вселен- ные, то он, возможно, будет основываться на научны» наблюдениях. И это будет его истина, но будет ли она вашей? Нет, это не ваша правда. Это лишь философии как и многие другие понятия в вашей жизни. Вы знаете, почему это не будет истиной? Потому что вы сами не


исследовали все двадцать три вселенные, и лишь тогда это станет правдой, когда у вас будет опыт посещения каждой из них. Итак, не бойтесь, заклинаю вас, не бойтесь научиться тому, чему я пришел вас учить, потому что потом вы сможете творить чудеса. Примите учение как философию, и эта философия превратится в истину, когда вы начнете ее применять. Все это понимают? Итак, теперь вы в безопасности. Мы никого не собираемся обращать в нашу веру.

Использование символов для выражения идеи

В древности каждый стремился узнать, что скрыва-ется за символами. Всегда было известно, что Бог подо-бен солнцу, свету или Ра, и что он является сознанием и энергией, и что, после того, как мы узрим свет — вы ведь слышали этот термин, не правда ли? — когда мы узрим свет, мы станем кем? Просветленными.

Итак, сознание и энергия символически подобны солнцу, поскольку своими ветрами оно излучает поток сознания, и этот поток сознания улавливается чело-веческим мозгом и преобразуется им в мыслеформы, которые, в свою очередь, помогают что-либо создать, осознать или сотворить.

Так вот, эта идея насчет света, насчет того, что человек после смерти уходит к свету, — это архетип человеческо-го сознания. Да, человеческого сознания. Просто пото­му что единственный способ для человеческого мозга разгадать реальность Бога, сознания и энергии, — это представить его в виде света, сияющего в темноте. Мы понимаем, что в темной комнате нам ничего не видно, но


 


в тот же самый момент, когда в комнате появляется луч света или зажигается тусклое пламя, неожиданно свет сам по себе, падая под прямым углом на твердые объ­екты, начинает преломляться в темноте и мы начинаем их видеть. Итак, концепция просветления произошла от идеи о том, что невежество рассеивается светом истины и это называется сознанием. Так вот, это на самом деле не свет. Вы только видите его как свет и описываете, как нечто однородное. В таком случае, если мы скажем, что Бог — это форма, которая здесь излучает поток жизни для всех созданий, тогда эта излучаемая жизнь и есть сам Бог, которого вы может ощутить во всех существах. Вот такое объяснение.

Так вот, мозгу необходимо находиться в потоке со­знания, чтобы его можно было считать живым. Когда специалисты тестируют ваш мозг, чтобы выяснить, «есть кто дома или нет», они изучают следующее: способность мозга обрабатывать сознание и энергию, и это можно наблюдать по тому, как воспламеняются нейроны в ва­шем мозгу, а нейроны в воспламененном состоянии ко­леблются на разных частотах. Итак, наука нашла способ определить, «есть ли у вас кто дома», по тому, происходит ли в мозгу воспламенение нейронов. Они это называют «быть живым». Если мы получаем положительный ре­зультат, можно считать, что тот или иной человек жив. Но почему люди все еще не пробудились? Что ж, потому что они в коме, но при этом они живы, да.

Это невероятное, ошеломляющее открытие для вас? Они бессознательны, но они живы. Что же поддержи­вает в них жизнь? Дух сознания и энергии. А почему они не пробуждаются? Потому что они не управляют


мыслью на сознательном уровне. Что происходит, когда вы сознательны? Тогда ваши глаза открыты и вы начинаете обрабатывать мысль. Что значит «обрабатывать мысль»? Это значит, что мозг воспринимает жизнь, и в своих многочисленных отделах — о которых вы узнаете из неврологии мозга, — с помощью различных отделов начинает готовить и заводить свой мотор. Затем появляется мысль, и неожиданно перед нами человек, пробужденный и осознающий, хотя глаза у него могут быть  и закрыты, но при этом он пробужден, он осознает, он присутствует. Человек взаимодействует через мысль с  окружающим его миром.

Итак, способность человека мыслить наделяет его разумом. Насколько велик ваш разум? Повернитесь к своему соседу и расскажите ему, насколько велик ваш разум. Так насколько велик ваш разум? Давайте, будьте честными. Все уже познали всё, что было доступно для познания в этой вашем земном воплощении? Поднимите руки. Кто уже познал всё, абсолютно всё, всё, что только можно было познать? Так вот, когда изо дня в день со-знание и энергия струятся по направлению к вам и про­текают сквозь вас, вам не дает познать абсолютно всё — а ведь сознание и энергия являются основой всего — ваш разум. Вы знаете только то, что знаете. Теперь, когда мы говорим о вас, мы начинаем отделять вас от целого, и мы начинаем говорить о вас как об индивидуальности. Что делает вас индивидуальностью? Ну, то, как вы выглядите, то, как говорите, то, как думаете. Ваш разум может быть лишь итоговой суммой всей той философии, которой вы научились в школе. Вы можете сказать:

— Но ведь теперь я не в школе. Я ее окончил.


 



Что это значит?

Это значит, что я помню все, чему меня учили, и я
сдал все экзамены на память.

Но испытал ли ты эту философию?
— Нет.

Тогда ваш мозг заполнен теоретической философией, которую вы согласились считать истиной, но она тако­вой не является. Тот человек, который учил вас, — ведь это даже не его личная истина. Тот человек, который создал философию, знал истину. Все это понимают? Так что же у вас в голове? В вашей голове всё, чему вас учили ваши родители, всё, чему вас учили в школе, всё, чему научила вас история, всё, чему научила вас культу­ра. Но многое ли из этого является правдой, истиной? Другими словами, есть кто-нибудь дома или это говорит автоответчик?

Вы знаете, почему больше никто не творит чудес, кроме как в сфере технологий? Потому что люди ре­шили, будто всё, что они знают в своих головах, истина. Чудеса совершаются только в силу ожидания. Вы это понимаете? Другими словами, чудеса — это то, чего вы не знаете, чему вас не учили. Это то, что неизвестно вам как истина. Вы ожидаете, что это произойдет. И это про­исходит. Вот это истина, правда. Ваш мозг переполнен всякой ерундой, мусором. А сколько предубеждений таится у вас внутри? Вы без страха проходите под лестницей? Вы верите, что белое — хорошо, а черное — плохо? Стыдитесь. Вы чувствуете себя виноватыми? Стыдитесь. Вы все еще чувствуете себя виноватыми? Стыдитесь. Вот, в чем смысл. Смысл в том, что одна из причин, по которой жизнь стала для вас такой скучной, в том, что вы можете делать лишь то, что приняли за


истину, то, что уже знаете как истину, и вы делаете это каждым субботним вечером, каждым воскресным утром, это происходит каждый день, когда вы идете на рабо-ту. Вам наскучила ваша работа, и вам наскучила ваша жизнь. Знаете почему? Потому что вы постоянно делаете лишь то, что знаете и умеете делать, и это единственная правда, которая у вас есть. Все остальное лишь догадки и предположения. Так насколько же велик ваш разум? Он так же велик, как ваша правда, истина. Повернитесь, пожалуйста, к вашему соседу и, прошу вас, повторите ему, каких размеров ваш разум.

Голос нашего Духа

Эй, новички, я не слишком вас загрузил? Ведь у нас с вами всего два дня. И когда я снова увижу вас в этой телесной форме и когда вы будете вновь готовы учить­ся? Возможно, никогда снова, а может, вы вернетесь и продолжите обучение. Так что же мне следует сделать в эти два дня? Мне следует рассказать вам все, что я могу выразить словами, и заставить вас повторить всё это вашему соседу, хотя вы все так стесняетесь говорить со своими соседями, я должен заставить ваш мозг работать, заставить вас говорить, заставить вас думать, чтобы за эти два дня, проведенные здесь, вы смогли сотворить маленькое чудо, чтобы я смог отпустить вас обратно в мир переполненными надеждой и страстным желанием познать истину, а не философию. И тогда, возможно, когда вы решите вернуться ко мне, вы будете бежать сюда, как остальные члены нашего собрания.

Итак, что же тогда такое цель? Что такое цель? Представьте, о чем думает ваш Дух. Вы когда-нибудь


162

Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты

представляли, о чем думает ваш Дух субботним вечером «Брось, мы что опять будем сегодня этим заниматься?» Вообразите свой Дух — это ваш Бог, знаете ли. «Что с тобой такое? Ты что, не можешь заняться чем-нибудь другим? Ты не можешь сам подумать? Можешь ты за­молчать хотя бы ненадолго, чтобы я смог поговорить с тобой? У тебя изо рта плохо пахнет». Представьте, как ваш Дух разговаривает с вами: «Я не хочу сегодня идти на работу. Я не хочу снова делать то же самое. Ты знаешь, почему я этого не хочу? Потому что, чтобы делать это «то же самое», ты изо дня в день используешь меня. И я ста­новлюсь все меньше и меньше. А если ты становишься похожим на чернослив, то это потому, что ты полностью израсходовал все мои силы».

Представьте свой Дух, когда вы собираетесь позло­радствовать над кем-нибудь, потому что именно в нем вы черпаете силы, чтобы излить на собеседника злобу. Я знаю, на что это похоже. Представьте себе, как ваш Дух стоит в стороне, переполненный ужасом, в то время как ваш обезьяний ум продолжает подло нападать на невинного человека и пользоваться Духом, как будто ма­рионеткой, для того, чтобы побольнее уколоть жертву. Представьте, как ваш Дух смотрит на это и думает: «Ты замолчишь когда-нибудь? Почему ты так себя ведешь? Мы не хотим развязывать войну. Мы хотим творить любовь. Полюби этого человека». Представьте себе этот голос. Представьте этот голос в вашей голове в момент наивысшего накала вашей злобы. Вы злитесь, а он гово­рит вам: «Успокойся. Давай любить. Ты же нападаешь на самого себя». Представьте этот голос. Вы не хотите слышать этот голос. Вы приказываете ему замолчать и становитесь еще безумнее, продолжая нападать на


 

163

Глава 2. Сознание и энергия создают реальность

бедную жертву с еще большим напором. Представьте свой Дух. Что еще он должен делать? Знаете ли, причина, по которой вы стареете и приобретаете немыслимое количество болезней в том, что ваш Дух выбирает это для вас, потому что вы должны расти. Вот почему вы здесь. Что означает «расти»? Это не означает, что ваше тело должно становиться больше. Это значит, что ваша мудрость должна расти. Ваш Дух — это жизненная сила, которую вы целиком используете в одном земном во­площении. Он велик, пока вы ребенок — он повсюду. И как только вы начинаете изливать свое семя, когда у вас начинает гулять кровь, когда вы начинаете форми­ровать суждения об этом мире, он постепенно начинает уменьшаться, становясь все меньше и меньше, потому что вы истощаете свой Дух, творя с его помощью свою жизнь.

А знаете ли вы, почему умираете? Это происходит потому, что вы полностью осушаете источник жизнен­ной силы, пребывающий в вечности, теми мыслями, которые создаете на протяжении жизни. И вот, в один из дней ваш Дух решает, что больше не хочет ждать, пока сможет наконец от вас избавиться. Он, как собака, на­чинает трястись, трястись и трястись, чтобы сбросить вас как надоедливое насекомое. Как может Дух вести себя столь безбожно? В этом весь смысл. Весь смысл. Вы здесь, чтобы расти, мой возлюбленный народ. Вы здесь, чтобы творить реальность, а не поддерживать все в не­изменном состоянии. Вы здесь, чтобы расти в знании, философии, а затем в истине. Вы здесь, чтобы жить, а не бояться жизни. Вы здесь, чтобы использовать свой мозг и создавать с его помощью мысли, побеждая тем самым невежество.


164


Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты                    Глава 2. Сознание и энергия создают реальность


165


 


Что происходит, когда человек становится просвет­ленным? Этот человек одерживает верх над невеже­ством. Что это значит? Это значит, что человек развил свой Дух больше, нежели свое измененное эго, свою личность, свое физическое тело, и он изо дня в день ра­ботает, олицетворяя энергию Духа. Что же происходит с такими людьми? Они в действительности никогда не стареют. Они обладают динамичной, активной энергией. Они могут творить. И у них исключительный уровень приятия. Если спросить у них: «Верите ли вы в это?», они всегда ответят «Да». Они никогда не скажут «Нет». Они скажут: «Я это уже испытал. Я этим обладал». Что это значит? «Это значит, что я познал это как философию, я материализовал это как опыт, я пережил этот опыт, и, парень, раньше у меня были проблемы. Но, после того как я это пережил, я знаю об этом все. У меня есть му­дрость. У меня есть истина». Все это понимают?

Но это не означает, что вы должны быть паиньками, примерными гражданами, как вы это ни назовите. Это не так. Новая Эра — не новая; она вечная. Это значит, что вы должны быть больше, чем ваше тело, больше, чем ваши предрассудки, больше, чем ваши недостатки. И наступление Новой Эры не означает, что вам нужно поддерживать положительный ментальный настрой, потому что, если человек старается поддерживать поло­жительный ментальный настрой, это просто-напросто означает, что он, на самом деле, настроен отрицательно и из-за этого отчаянно пытается укрепить в себе поло­жительное настроение, чтобы создать, таким образом, видимость положительных возможностей. Я хочу, чтобы вы изменились и были истиной.


Упражнение «Сознание и энергия»

Сознание и энергия создают природу реальности. Эта реальность порождается человеческим телом и его величайшим органом — человеческим мозгом. Мозг не создает сознание и энергию. Он является их инструментом, аппаратом. Его работа в том, чтобы взять сознание и энергию и зафиксировать их в виде отложившейся в памяти биохимической мысли, чтобы потом эту мысль можно было использовать для сотворения реальности и чтобы, чем бы ни являлась мысль, ее можно было ма­териализовать здесь, в данном временном потоке. Идея состоит в том, чтобы взять сознание и энергию, нетро­нутыми, девственными, и создать мысль, нацеленную на эволюцию, и далее становиться более значительным, величественным созданием, мыслить эффективнее, с большим размахом и, как следствие этого, сделать всю жизнь лучше. И тогда Бог, Дух, будет расти в вас. И все, что будет происходить у вас внутри, будет происходить и снаружи.

Я покажу вам упражнение «Сознание и энергия». Упражнение подразумевает следующее: одно из первых знаний, которые вы получите в нашей школе, в том, как успокоить свой ум и найти место, называемое Пустотой. Пустота — это Материнско-Отцовский Принцип. Она находится там, откуда проистекают сознание и энер­гия. Также вы научитесь тому, как, перемещая энергию от этого центра к этому центру, — другими словами, перемещая энергию от основания спины к среднему мозгу, который располагается под корой головного мозга, — так вот, вы научитесь с помощью этого пере-


 


 


 

мещения подавать энергию в мозг с тем, чтобы мозг очищался и погружался в бездействие. Благодаря этому растворяется тот, кто вы есть, растворяется то, что вы чувствуете, исчезает все, о чем вы тревожитесь. Из мозга вычищается все лишнее. Потому что если мозг является механизмом для создания материальной реальности с помощью мыслей, то нам необходимо его очищать, на­водить в нем порядок, и тогда, что бы мы ни поместили сюда (в лобную долю) в виде сконцентрированной, со­знательной мысли, это обязательно материализуется здесь (в нашем окружении) с абсолютной точностью.

Итак, прежде чем сделать перерыв и дать вам воз­можность передумать, стоит ли вам здесь находиться, я покажу вам с помощью некоторых учеников, на что это похоже*.

И это может вас шокировать, мягко говоря, это мо­жет вас напугать или даже смутить. Это также покажет вам ваш уровень приятия, с которым вам необходимо познакомиться в себе. Что вы не принимаете? Против чего у вас есть предубеждения? Во что вы не верите? После того как вы понаблюдаете за этими учениками, повторите это упражнение, — и каждый ученик вокруг вас должен выполнить это упражнение, — после этого я хочу, чтобы вы решили, хотите ли вы продолжить заня­тия, желаете ли вы провести здесь остаток сегодняшнего дня ну и, конечно, быть здесь завтра. Когда мы сделаем перерыв, у вас будет возможность уйти и получить назад свое золото, и если таково будет ваше желание,

*См. главу 8 («Заключение»). Ученики, желающие изучить и практи­ковать упражнение «Сознание и энергия», разработанное Рамтой, должны посещать занятия в Школе Просветления Рамты и получить личные инструкции.


то я хочу, чтобы вы ушли. Но я хочу, чтобы вы ушли отсюда, по крайней мере допуская мысль, что из всей этой путаницы и неразберихи может получиться что-то прекрасное. И когда вы будете готовы, возвращайтесь, чтобы повидать меня. Конечно же, тогда вы будете уже старше и мудрее.

Помните, работа происходит внутри вас, и она в том, чтобы развивать невидимый аспект вашего существа. В этой школе у нас есть ученики — и не один, а много, — которые возвращали умерших обратно к жизни. У нас есть многие, кто совершал в своей жизни чудесные исце­ления. Эти факты задокументированы. Каждый ученик этой школы сотворил для себя свою реальность. Они все в различной степени изменили свою жизнь. Они воистину развили свою психическую силу. И это лишь отдельные проявления того, что скрывается в вашей бесконечной божественной природе.

Когда вы вернетесь сюда, мы займемся работой и будем говорить об истоках «Я», о том, как вы попали в эту переделку, о том, каковы причины вашего нахожде­ния здесь, о том, как вам выбраться из сетей вашего «Я». А завтра вы научитесь упражнению «Сознание и энер­гия», а также узнаете о том, как сотворить в своей жизни три вещи, о которых вы давно мечтали, и как изменить три вещи, присутствие которых в вашей жизни нежела­тельно. Я люблю вас. Вы свободны. Да будет так.




Глава 3


 


 


 


Происхождение «Я»


Глава 3. Происхождение  «Я»


171


170


 

Я

 приветствую Бога в вас. Давайте помолимся о том, чтобы мы никогда не забывали, где он обитает. И давайте выпьем.

О мой возлюбленный Бог,

Я призываю то знание,

Которое обрету сегодня.

Я жду,

Когда смогу сделать его своим опытом.

Благослови, Боже, мою жизнь.

Да будет так.

За жизнь!

Важность точного изложения учения

Итак, с этого момента вы будете слышать много фило­софии, вы будете ей обучаться. Но я хочу, чтобы, изучая эту философию, вы переносили ее от того, кто я есть, к тому, кто вы есть, — это то, что я сегодня требую от вас делать. Будьте внимательны, слушайте, концентри­руйтесь на том, что я буду говорить, потому что я буду часто прерываться и просить вас развернуться к вашим соседям, вашим невинным соседям, и точно пересказать им то, что вы узнали*. Я хочу, чтобы вы передавали услы-

* Это важная особенность техники обучения Рамты, которая позво­ляет сделать паузу, поразмышлять и передать своими собственными словами и в своем собственном понимании информацию, которая обсуждалась до определенного момента. Это помогает оставаться сосредоточенным на предмете и лучше усваивать информацию. Мы предлагаем вам, читатель, следовать инструкциям Рамты, независимо от того, есть у вас партнер или нет.


шанное своими словами. Когда вы научитесь открывать рот и пересказывать то, что услышали собственными словами, знание будет оседать и сохраняться у вас в мозгу. А кроме того, если вы действительно сможете сотворить знание, передав его своими собственными словами другим людям, то тогда оно из моего учения превратится в ваше учение. Все это понимают?

Итак, разум творит реальность. Каждый день вашей жизни воистину был продуктом вашего образа мыслей. Если мы сможем понять этот процесс и расширить ваш уровень приятия, и, конечно же, ваш уровень понимания, то вам, согласно философии, вне сомнения удастся ис­пытать истину, материализовав ее в своей собственной жизни. Итак, я хочу, чтобы сегодня вы время от времени пересказывали все, чему я вас буду учить, чтобы вы с точностью передавали услышанное, понимали то, чему я буду вас учить, и, используя свои руки, могли с прису­щей ребенку простотой объяснить полученные знания другим людям. Представьте, что ваш партнер — это духовник, или вообразите, будто ваш партнер — это во­истину вы сами, и тогда говорите с самим собой такими словами, которые были бы понятны вам самому. Прошу вас, не сидите тихо, как будто вы ничего не слышите. Участвуйте во всем, что я буду просить вас делать. И если будете так поступать, к концу дня вы почувствуете себя внутренне обогащенными.

Вы маленькие дети. В других галактиках, в других измерениях, в иных временных потоках существуют цивилизации и создания, которые гораздо более про­двинуты, чем вы. Однако при этом в некоторых других мирах есть создания, которые немного отстают от вас, но лишь немного. Вы маленькие дети. Вы, и так оно и


 


 


есть, часть сообщества, которое зовется Богом. На про­тяжении эонов времени мы применяли по отношению к вам определение, которое лучше всего отражает всю суть человеческой драмы, и это определение — забытые Боги. Вы забыли о своей божественности и погрязли в своей физической природе, в своем материальном «Я».

Пустота, источник всего сущего

Теперь давайте вернемся к началу — к началу, кото­рое имело место всего лишь мгновение назад. Как все это началось? Быть может, вам покажется, что учение, которому я буду обучать вас сегодня, наполнено сло­весными противоречиями. Однако существует уровень понимания, на котором слова трансформируются, превращаясь, в костыли, с помощью которых можно описать желаемое, даже если его невозможно выразить. Сегодня мы будем говорить о том, как появилось все это, бесконечность пространства и времени, о том, откуда появились вы, почему вы здесь и что вы делаете такого, что мешает вам идти предназначенным вам путем и по­лучать то, что вы хотите.

Достаньте листок бумаги, чистой бумаги. Пусть она будет чистой и неиспользованной, так, чтобы на ее поверхности ничего не было. Мы будем говорить об одной загадке. Головоломке в понятиях двухмерных выражений. Я хочу, чтобы вы повторили это слово — 11устота. Еще раз. Итак, Пустота — давайте подумаем, какое определение подойдет этому слову. Пустота об­ширна, и все же в ее обширности ничего нет. Итак, это одно обширное ни-что. Ни-что означает нечто базовое, изначальное, даже мысль, например. В нем ничего нет,


ни-чего. Итак, это обширное ничто, пустое ни-что. И все же, несмотря на это ничто и в пространстве этого ни­что существуют и сосуществуют потенциалы. Итак, мы можем сказать, что Пустота, несмотря на то, что она представляет собой бесконечное ничто, является также и всем потенциально. Итак, я хочу, чтобы вы повторили это: Единое бесконечное есть ничто материально — ска­жите это, — и всё потенциально. Повернитесь к своему соседу и повторите ему определение Пустоты. Единое бесконечное есть ничто материально и всё потенциаль­но — вот что такое Пустота.

Конечному разуму трудно постичь Пустоту. Итак, вообразите, что самый точный оптический прибор, который только можно найти, направляют в сторону космоса, всех звезд, планет, газовых облаков и туман­ностей, которые там существуют, и он позволяет видеть настолько далеко, насколько вы можете представить, и вдруг в какой-то момент весь свет в космосе гаснет. И вот у нас имеется доступная уму концепция Пустоты, единого бесконечного ничто. А сколько же лет единому бесконечному ничто? Оно безвременно, потому что время — это потенциальная возможность, которая появляется из него. Все это понимают? Итак, Пустота существовала всегда. А вы ощущаете Пустоту в вашей обычной жизни? Если кто-либо из вас когда-нибудь по­зволял своему разуму расслабиться или сделать неболь­шой перерыв для отдыха, и сидел, уставившись глазами в одну точку, то в этот самый момент, когда вы уставились глазами в одну точку и ни о чем не думаете, вы пусты, в этот самый момент, вы ощущаете Пустоту. Итак, Пустота в своей вечности называется Материнско-Отцовским Принципом или Источником, из которого рождается вся


174

Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты

жизнь. Но как жизнь рождается из ни-чего? Как Пустота дает жизнь тому, чем она не является?

Вот как это произошло. Как-то утром в 10:30 во втор­ник, как мне кажется*, Пустота занималась кое-чем.

Это «кое-что» было созерцание самой себя. Созерцание самой себя. Теперь я хочу, чтобы вы, как это делают маленькие дети, вытянули руки вперед. Созерцание зрительно выглядит так.

Рис. 1. Пустота, созерцающая саму себя


Рис. 2. Нулевая Точка


Там, где сходятся лево и право, располагается центр магнита. Там, где сходятся положительное и отрицатель­ное, располагается центр магнита. В центре магнита нет ни положительного, ни отрицательного. Вот так. Итак, Пустота — вытяните руки — Пустота, будучи единым бесконечным ничто, созерцала саму себя, и в тот момент, когда она это делала, родилось мгновение.


Глава 3. Происхождение «Я»

175

Теперь я хочу, чтобы вы взяли ваш чистый лист бу­маги, повернули его и скрутили концами вовнутрь. И я хочу, чтобы вы взяли свои пишущие инструменты и по­ставили небольшую черную отметку там, где сойдутся концы листа. Просто сверните лист концами вовнутрь и где бы ни встретились оба конца листа, поставьте там отметку. Это даст вам ментальное представление о том как все это началось.

Рис. 3. Практический пример Пустоты, созерцающей саму себя

 

Это уточнение — шутка Рамты, а не часть фактической информа­ции.


Итак, помните, что это просто, элементарно. Пустота, созерцающая саму себя, породила эхо самой себя. Другими словами, она сотворила измененное состояние самой себя, которое мы отмечаем в этой точке. Это был первый раз, когда из Пустоты, которая существовала всегда, родился потенциал. И пока Пустота созерцала саму себя, этот потенциал стал эхом, но сконцентриро­ванным. Это эволюция. И вот, это то, с чего вы начали, вот здесь, и это создание состоит из сознания и энер­гии. Это сознание и энергия. И вот, в этом было ваше начало, и все же вы до сих пор так и не начали. Пока вы были просто созерцаемы Пустотой. Все это есть Пустота, и мы видим ее в том, что называется двухмер­ным, линейным временем. Но это место здесь и сейчас является точкой отсчета. И потому оно зовется Богом


176

Часть II. Важнейшие понятия учения Рамты

Итак, я хочу, чтобы вы незамедлительно записали пря­мо здесь слова «Я есть Бог». В этой точке созерцания есть начало сознания и энергии. Она [Пустота] есть Материнско-Отцовский Принцип, который дал жизнь, и именно в ней ваше начало.

Пустота

Нулевая Точка