А.Самохоцкий. Диссертация: Глава 16. Анализ действия применявшихся средств

Подготовили: Максим и Виталий Засимовы 

     Целью этого  этапа наших исследований были поиски индикаторов, общих по
различным   патологическим  процессам  и  определяющих  качественный  состав
лечебных мероприятий.
     Практически,  эта  цель  была  частично  достигнута. Нужные  индикаторы
найдены. Клиническая проверка подтвердила правильность этого решения.
     Литературные данные и факты наших наблюдений позволяют думать, что ионы
сыворотки  крови и энергетический уровень окисления-восстановления или тесно
связаны с течением процессов в организме, или даже определяют их движение.
     Однако,  в  условиях  наших  исследований, катионы и Eh,  хотя и давали
указания   на  качественный   состав   необходимых  лечебных   приемов,   но
индицировали не биологическую  сущность  процессов, а лишь физико-химические
грани их.
     Если  ограничить изучение  действия наших  лечебных  приемов категорией
физико-химических  индикаторов,  то  в лучшем  случае  мы несколько  уточним
физико-химическую сторону  биологических процессов,  но  не  больше, а этого
явно недостаточно.
     В самом деле: если мы  учтем  количества вводимых веществ, особенно при
расчете на всю массу жидкостей организма (кровь, лимфа,  тканевая жидкость),
если мы  учтем,  что уже в ближайшие секунды  вслед  за актом  введения  эти
вещества  подвергаются быстрым  и  грандиозным разведениям, если  примем  во
внимание  многообразную   "буферность"  химических   систем  организма,   то
объяснить клинический эффект  проявлением только химических  закономерностей
-- трудно.  Допустимо  полагать,  что  наш  лечебный  акт является отправным
пунктом  ряда  процессов не химического, а  биологического порядка.  Поэтому
полезно  включить  в  сферу   анализа  и  так  называемые   "физиологические
механизмы".
     Данные современной литературы позволяют подойти к освещению этой новой,
возникшей перед нами задачи.
     Так, морфологические  и  физико-химические грани  обменных  процессов в
организме  хорошо  изложены  Эппингером.  Эту часть вопроса я  позволю  себе
осветить некоторыми цитатами из его монографии о "сезонном воспалении".
     "... Если хотят создать себе правильное представление, как возникает  и
в  чем  состоит  кругооборот  жидкостей организма,  то  следует исходить  из
определенных химических и физических законов, регулирующих обменные процессы
в области мембраны.  При  построении  тканей выявляется биологический закон,
согласно  которому  между  клетками  паренхимы  и  кровеносными  капиллярами
повсюду заключено  пространство,  способствующее  взаимодействию  сил  между
кровью и тканями ..."
     "...   Это   требование   осуществляется   благодаря   тому,    что   в
противоположность  плазме крови, тканевая  жидкость  при нормальных условиях
чрезвычайно бедна белком.
     Из числа  факторов,  регулирующих  обменные  процессы  между  кровью  и
тканью, наряду с факторами осмотическими, следует  обратить внимание также и
на электрические  потенциалы сыворотки  крови и паренхимы.  Для  поддержания
этих потенциалов необходимо наличие свободного от белка промежуточного  слоя
между  капилляром  и  клеткой,  чтобы не произошло  выравнивания  напряжений
[потенциалов - М.З. и В.З.] ..."
     "... Различные силы тотчас же исчезают, если разделяющая мембрана между
тканью и кровью разрыхляется, из-за чего происходит выравнивание потенциалов
между обеими сторонами ..."
     "...  Жизнь зависит от  поддержания стабильности потенциалов,  а смерть
связана   с  полным  выравниванием  (приближением  к   нулю)   их:   болезнь
соответствует падению напряжения ..."
     "...   В  результате  важных  исследований  Крога,   разъяснивших   нам
соотношение между распределением капилляров  и снабжением тканей кислородом,
мы  пришли к представлению о том,  что  отложение плазмы в  интерстициальных
пространствах отражается  на  снабжении тканей кислородом. Даже пропитывание
капилляров белком, которое в некоторых случаях может  быть обнаружено только
по  утолщению стенки  капилляров, может  нарушить диффузию  кислорода  и тем
самым оказать  отрицательное влияние на деятельность  клеток паренхимы.  Все
ткани, в структуре которых отлагаются  белковые массы, подвергаются, поэтому
опасности медленного отмирания ..."
     Эти  соображения Эппингера о взаимосвязи морфологических,  физических и
химических  факторов  позволяют   строить  некую   схему  развития  обменных
процессов в норме и патологии.  Однако эта схема удовлетворить нас не может.
Дело в том, что  повсюду между кровью  и паренхиматозными клетками заключены
многообразные  элементы   соединительной  ткани,   функциональное  состояние
которых  в  значительной  степени  определяет  ход  биологических процессов.
Поэтому  при  рассмотрении  вопроса  о  механизме  действия  наших  лечебных
мероприятий учет роли соединительно-тканевой ступени необходим.
     Современные представления о соединительной ткани, как о физиологической
системе  организма,  созданы  исследованиями  А.А.Богомольца  и  его  школы.
Приведем высказывания А.А.Богомольца по этому вопросу.
     "Представление о соединительной ткани организма, как о  физиологической
системе,  хотя  и подготовлено многочисленными  исследованиями  авторитетных
ученых, начиная с  блестящих исследований  Ранвье,  однако, требуют еще  и в
настоящее время некоторых пояснений".
     "В  настоящее  время  с каждым днем,  по мере изучения  вопроса,  сфера
влияния  соединительной  ткани на  течение  жизненных процессов  в организме
раскрывается все более и более".
     "Представление о  неоформленности  межклеточных  веществ, продуцируемых
клеточными  элементами соединительной ткани, также является  лишь следствием
недостаточного их изучения".
     "Клеточные  элементы  физиологической   системы  соединительной   ткани
вырабатывают   сформированные  в  виде  волокон  и   неоформленные  мелко  и
грубодисперсные, различной химической  природы  вещества, которые,  заполняя
пространство  между  капиллярами и клетками  паренхимы, вместе  с эндотелием
капилляров, образуют так  называемый гематопаренхиматозный барьер.  Но это в
нашем  представлении не только  барьер, но одновременно и депо  всевозможных
питательных веществ, откуда клетки  черпают необходимые им  энергетические и
другие  ресурсы. От состояния  этого барьера,  от качества  составляющих его
веществ зависит питание прилегающих к нему клеток паренхимы".
     "Соединительная ткань образует в организме своеобразную физиологическую
систему со сложными функциональными  проявлениями. Гистологические  элементы
этой   ткани   чрезвычайно  разнообразны.   Так   называемая   неоформленная
соединительная ткань наделена разнообразными активными клеточными элементами
мезодермального происхождения".
     "Говоря  о   функциях  физиологической  системы  соединительной  ткани,
необходимо в настоящее время различать следующие ее весьма  важные для общей
реактивности организма функции":
     Трофическая функция  -- регуляция  питания клеток и активное участие  в
обмене веществ и функция депо.
     Пластическая функция --  активное  участие  в заживлении  ран и язв,  в
срастании переломов, в процессах регенерации тканей.
     Защитная  функция  --   физиологическая  система  соединительной  ткани
принимает активное  участие в реакции организма на инфекцию, являясь  местом
выработки   антител,  проявляя   энергичную   фагоцитарную   и  организующую
деятельность.
     По-видимому, можно говорить и о внутрисекреторной авторегуляции функций
физиологической системы соединительной ткани. Однако при этом речь идет не о
клазматозе  (отпадение от клеток частиц протоплазмы, как описал Ранвье), а о
явлениях  автокатализа,   в  результате  которых  образуются   стимулирующие
вещества, особенно в селезенке.
     Механическая функция  --  физиологическая система  соединительной ткани
образует скелет (костный и эластический) организма.
     "Распространенная  по всему организму, объединенная общими чертами био-
и физико-химической  структуры  и  физиологических  функций,  соединительная
ткань с ее чрезвычайной  функциональной  поливалентностью играет в организме
весьма важную трофическую роль и в высокой степени определяет качественные и
количественные стороны ее реактивности, а, следовательно, определяет и самую
конституцию организма".
     "Весьма большой интерес представляет вопрос о влиянии нервной системы и
в   особенности  вегетативной  нервной   системы   на   клеточные   элементы
физиологической  системы  соединительной  ткани.   Эти  влияния  несомненны.
Доказательством  их может служить пример  колебания  содержания  иммунтел  в
крови под влиянием болевых раздражений.
     Как осуществляются эти влияния?
     Гистология  не  обнаружила  нервных  окончаний   в  гистиоцитах.  Да  и
труднодоступность их существования в блуждающих клетках в покое, а тем более
в   клетках,    вышедших   из   состояния   покоя.   Приходится   думать   о
нервно-гуморальных влияниях, о  выработке в организме  веществ, регулирующих
активность  клеточных  элементов  в физиологической  системе  соединительной
ткани, и о нервных влияниях, регулирующих выработку этих веществ".
     "Нужно думать, что  каждая клетка внутренних органов не только получает
регулирующие влияния от симпатической  и парасимпатической  нервной системы.
Регулирующая деятельность  вегетативной  нервной  системы, в  свою  очередь,
должна  направляться теми  изменениями био-  и физико-химического характера,
которые  возникают  в клетке  в  процессе  ее жизнедеятельности  и  подлежат
устранению".
     "В организме  в целом его структурная  единица  -- клетка неотделима от
своих    центробежного   и    центростремительного    нервных    аппаратов".
(А.А.Богомолец).
     Изучение местного обмена  в  тканях  не раз показало наличие и значение
прямых  нервных  воздействий   для  качественной   характеристики   обменных
процессов.
     Изучение  роли нервной  системы  в общем обмене  также  показала прямую
зависимость  углеводного,  водно-солевого,  жирового и белкового  обмена  от
нервных реакций.
     Особый интерес  представляют  исследования, началом  которых были опыты
Леви.  Раздражая блуждающий  и симпатический  нервы сердца, он  обнаружил  в
тканях химические  вещества,  введение  которых  без соответствующих нервных
раздражений давало на эффекторном органе тот же эффект.
     В течение  последующих  15-17 лет это явление в том или ином  виде было
обнаружено во многих  частях организма.  Даже  передача  возбуждения  внутри
самой  нервной  системы  некоторыми стала  трактоваться,  как  исключительно
гуморальный процесс (Леви, Кеннон, Дейл). Во всяком случае верно то, что при
раздражении  различных  нервов  в  тканях  организма  создаются  качественно
различные вещества.
     Взаимосвязь отдельных  нервов  с  определенными химическими  веществами
показали  еще работы  Цондека,  установившие возможность  сравнивать влияния
блуждающего    нерва    и    К[+];   симпатического    нерва    и
Ca[+].
     Словом,  можно думать,  что независимо от того, какова природа нервного
возбуждения, будь она  электрическая,  гуморальная или  смешанная,  конечным
звеном нервного  воздействия  в тканях  будет определенная  химическая форма
изменения их состояния.
     Вопрос о  роли  нервной  системы  в развитии  патологических  процессов
возник  уже  давно. Еще  Клод Бернар  в своих  лекциях  по экспериментальной
патологии считал, что все наши органы в их жизненных проявлениях, нормальных
и патологических, зависят от нервной  системы. Он  утверждал,  что нарушения
нервной  системы дают место большому  числу  болезней, не только общих, но и
местных. Все симптомы болезней с  точки зрения Клода Бернара  могут быть под
прямым влиянием соответствующих нервов и в механизме развития патологических
изменений организма на первое место он ставил нервные влияния.
     "Знакомство с функциями этого аппарата,  приводящего в гармонию явления
жизни, будет  служить  необходимым  руководством при  изучении болезней, ибо
было бы невозможно следить за сцеплением ряда болезненных симптомов, если не
знать заранее  то  участие,  которое принимает  в этом нервная система"  (К.
Бернар).
     У   нас  вопрос  о  роли  нервной  системы  в  развитии  патологических
процессов, в широком биологическом плане был поднят А.Д.Сперанским.
     В  поисках  качественных  отличий в  представлениях  о  норме и болезни
А.Д.Сперанский приходит к выводу, что  "не дисгармония существующих в  норме
явлений и  не  расстройство  корреляции  в работе отдельных частей организма
определяет  болезненное  его  состояние,  а  вторжение   новых,  качественно
отличных процессов".
     Анализ  экспериментального   и  клинического  материалов  позволил  ему
считать, что  определяющим  фактором, создающим и одновременно  объединяющим
качества биологических процессов, является норма или  извращение их нервного
компонента.  Наблюдения   показали,  что   если  затронуть   нервную   часть
какого-либо сложного процесса,  то это влечет  изменение не только в нервной
части, но и во всем комплексе явлений. "Нервный компонент является фактором,
определяющим  состояние  патологических  процессов  от начала  до конца.  Он
объединяет отдельные элементы в целое, является цементом, изменение которого
неизбежно меняет лицо процесса". (А.Д.Сперанский).
     Указав,  что  нарушения  функций  нервной  системы  являются  основным,
ведущим  звеном  в  развитии  патологических  процессов,  он устанавливает и
принцип объединения отдельных патологических форм в единую систему.
     Таким  путем,   помимо  существующего  метода  разделения  болезней  по
различию, создается метод объединения их по сходству.

     ***

     Рассмотрим   теперь  данные   наших   исследований   во  взаимосвязи  с
предложенными представлениями, а также для того, чтобы связать акт лечебного
вмешательства с  предшествующими и последующими процессами, развивающимися в
организме.
     Рассмотрим  сперва  вопрос  о  влиянии одно  и двухвалентных  элементов
лечебных составов на течение разного рода процессов в организме, в том числе
и патологических.
     Общее  биологическое значение этих элементов было установлено явно. Они
являются  необходимой  составной  частью  каждой  клетки,  и соотношения  их
величин являются необходимым условием той или иной функции отдельных  клеток
и  всего  организма. Константа  их соотношений,  по  словам  Шаде, "основное
условие жизни".
     Имеются данные,  позволяющие сравнить влияние  отдельных частей нервной
системы  с  влиянием отдельных ионов среды. Так, например, блуждающий нерв и
калий,  симпатическая нервная система и кальций, имеют сходные черты в своих
влияниях на организм.
     Эти данные в  настоящее  время перенесены уже  в  клиническую практику.
Так, например, В.К.Хорошко  считает,  что килий-кальцевый  коэффициент, даже
при  абсолютных  нормальных числах  для  калия  и кальция в  крови, является
диагностическим    показателем    относительной    гиперсимпатикотонии    --
гипопарасимпатикотонии,   или   же    относительной   гипосиматикотонии   --
гиперсмпатикотонии. Однако, представления о механизме их действия до сих пор
не созданы.
     В условиях исследовательской работы  лучше  поэтому ставить вопрос не о
механизмах действия  Na, K,  Mg  и  Ca  наших лечебных составов, а только  о
качестве реакций, возникающих под их влиянием.
     Факты показали, что  пониженные  величины  Na, K,  Mg и Ca в  сыворотке
крови  нормализуются,  если  к лечебным  составам добавлены  соответствующие
элементы.
     Предполагать,  что  нормализация величин катионов сыворотки  крови есть
только прямое следствие добавления извне соответствующих элементов, пока нет
данных.  Например, в  результате внутривенного вливания  1  см[3]
лечебного состава ко всей  массе  циркулирующей крови  прибавляется: Na=5,54
мг; K=2,62 мг; Mg=0,06 мг; Ca=0,2 мг.
     Безусловно,  такие малые дозы вводимых веществ  не могут  отразиться на
балансе соответствующих элементов, пределы физиологических колебаний которых
в сотни раз превышают эти величины.
     Таким   образом,  действительно  есть  основания  считать  нормализацию
сыворотки крови следствием процессов, возникающих  в организме  под влиянием
самого  акта  вмешательства. Нужно теперь выяснить качественную природу этих
реакций и их исходный пункт.
     Акт  лечебного  вмешательства  заключается во  внутривенном введении  1
см[3]  нашего лечебного состава.  Эта доза,  будучи введена в ток
крови, прежде всего подчиняется  простым физическим законам ее движения.  По
венозному  руслу  лечебный  состав движется  к  сердцу,  оттуда  к  легочным
капиллярам  малого  круга,  затем опять  к  сердцу,  и, наконец,  в  систему
капилляров  большого  круга.  В этих условиях лечебный состав  в  кратчайший
промежуток времени смешиваются со всей массой циркулирующей крови.
     С момента контакта с кровью начинается нейтрализация его влияний. Когда
же   произошел  процесс   смешивания,  влияние  всех  его  элементов  должно
прекратиться. Причиной этого  являются чрезвычайно малые количества вводимых
элементов  по  сравнению с огромной, колеблющейся  массой этих  элементов  в
крови.
     Однако на протяжении  этого  процесса  имеется короткий  период,  когда
влияние  одно  и  двухвалентных элементов  лечебных составов превалирует над
влиянием аналогичных элементов  крови.  Этот  период  обусловлен самим актом
внутривенного влияния, когда происходит прямой  контакт лечебного состава  с
эндотелием венозной стенки.
     В  течение этого момента  влияние  Na, K, Mg  и  Ca  лечебных  составов
превалирует  над  влиянием   катионов  крови.   Оно  сильнее   потому,   что
концентрация этих элементов в 1 см[3]  лечебного  состава  больше
концентрации  их в 1 см[3]  кровяной  плазмы, и потому еще, что в
лечебных составах нет антагонистических влияний других ионов.
     Последнее обстоятельство имеет особо важное значение, так как позволяет
уменьшать  концентрацию лечебной  дозы во  много  раз.  Влияние  же катионов
лечебных составов в этих условиях  не только сохранится, но и будет сильнее,
чем совокупность антагонистических влияний катионов кровяной плазмы.
     Внутривенное  вливание  окончено,  кровь  протекает  обычным  порядком,
катионы лечебного  состава  смешиваются со всей ее массой, прямое влияние их
прекращается,  но период действия  еще не  закончился для всего  организма в
целом.
     Рассмотрим  теперь этот период. Мы  знаем, что постоянство  соотношений
величин  катионов  среды  является  необходимым  условием  для  оптимального
состояния   коллоидов.   Сконцентрированный   толчок   лечебного    состава,
насыщенного  одним  катионом,  несомненно,   изменяет  состояние   коллоидов
эндотелия вены, так как "ни одна из форм состояния вещества не изменчива так
сильно, как коллоидальная форма,  ни одна  форма не доступна в такой степени
различным влияниям". (Шаде).
     Прошел момент, и прежний состав крови влияет на эти коллоиды.
     Нам известно,  что "ни одна форма  состояния вещества не является столь
способной к обратимым процессам,  как коллоидальная  форма". (Шаде). Поэтому
через короткий промежуток времени коллоиды эндотелия возвращаются к прежнему
или почти прежнему своему состоянию.
     Вместе с  тем,  в дальнейшем наступает нормализация  величин катионов в
сыворотке крови и улучшение течения патологического процесса.
     Вспомним,  что  катионный толчок  может  влиять  далеко  не  только  на
коллоиды венозной стенки, но неминуемо затрагивает  и  нервные  образования,
находящиеся  там, ибо  "в  организме как целом,  его  структурная единица --
клетка,  неотделима от своих  центробежного  и центростремительного  нервных
аппаратов". (А.А.Богомолец).
     Нервная  же система  обладает  массой экстеро  и интерорецепций, что  в
конечном    итоге   делает   ее    наиболее    чувствительным   и   наиболее
дифференцированным механизмом регуляции  всех остальных систем. Это  в  свою
очередь  делает  понятным  вливание доз, незначительных  по  концентрации  и
кратковременных по действию.  Здесь вопрос идет  не  о соответствии  объемов
реагирующих масс  и  не  о времени их  взаимодействия,  а  только о  моменте
раздражения, заставляющем  нервную  систему изменяться  по  закономерностям,
присущим ей самой.
     В  свете этих  представлений наши лечебные вмешательства и  последующие
изменения в организме, представляются мне в следующем виде.
     Наличие факторов экзо и эндогенного  порядка обуславливает рецепцию  их
тем или иным участком нервной системы. В дальнейшем процесс распространяется
по нервной сети, вовлекая в сферу своего влияния и тканевые элементы и среды
организма.
     Допустим,  что  анализ  сыворотки  крови  обнаружил   понижение  "K"  и
повышение "Ca". Это означает, что нервное качество нервной системы, влияя на
обменные  процессы,  создало  взаимоотношения,  обусловившие  превалирование
количества "Ca" над  "K". Параллельно  с этим,  изменившиеся  количественные
соотношения "Ca" над "K" влияют на нервную систему. Влияние "Ca" превалирует
над  влиянием  "K"  и  в соответствии с этими  раздражениями функция нервной
системы изменяется.
     Согласно установленным выше закономерностям,  в данном  случае лечебный
состав пополняется калийной солью. Лечебный акт  дает кратковременную  связь
данного  лечебного  состава  с  тем или иным участком  нервной  сети. Вместо
преимущественных  влияний  "Ca"  этот  участок  получает  калийный  импульс.
Свойства раздражителя изменяют состояние раздражения в нервной сети.
     "Раздражение любого пункта сложной нервной сети может вызвать изменения
не только в ближайших частях, но и в  отдаленных местах организма",  так как
каждый  пункт ее  "связан  простыми  и сложными  связями не только  со всеми
другими  нервными приборами,  но  и с тканевыми элементами,  осуществляющими
свою  функцию в  общем  комплексе с  ними".  (А.Д.Сперанский). Как следствие
этого наступает изменение взаимоотношений органов и систем организма.
     "Старая комбинация -- говорит А.Д.Сперанский --  нарушается не прямо от
примененного  воздействия, но  только  потому, что создаются  новые. На  это
требуется время".
     Влияние лечебного толчка  во времени  постепенно затухает и это требует
повторных лечебных воздействий.
     Стойкость   патологических  форм  определяет  степень  влияния  на  них
лечебных приемов.
     Вернемся к Эппингеру.
     Он  считает, что  жизнь  зависит от поддержания напряжений [Eh - М.З. и
В.З], а смерть связана с выравниванием их. Физико-химические и электрические
разности могут  существовать только  при наличии свободного  от  белка  слоя
между  капиллярами  и  тканевыми клетками. Разрыхление  капиллярных  мембран
способствует усиленной фильтрации белка, вследствие  чего указанные разности
начинают выравниваться.
     Вспомним теперь,  что постоянным спутником самых разнообразных болезней
является  падение величин окислительно-восстановительного потенциала --  Eh.
Исследования   Эппингера   обрисовывают  механизмы,  извращение  которых   в
патологии снижает интенсивность процессов обмена, что сопряжено с изменением
величин потенциала.
     Применяя  адстрингенты, мы уплотняем  коллоиды  физиологической системы
соединительной  ткани,  в результате  чего  может уменьшиться  выход [т.е. -
проникновение - М.З. и В.З] белковых масс в капиллярные стенки и межтканевые
пространства.   Создаются  условия,  облегчающие   диффузию   кислорода,   и
интенсивность процессов окисления-восстановления может усилиться.
     Таким  образом,  роль  адстрингентов значительнее,  чем  предполагалось
раньше. Допустимо думать, что их  действие в организме сопряжено с усилением
интенсивности окислительно-восстановительных процессов  вообще, что возможно
и определяет терапевтический эффект от применения сульфгидриловых систем при
лечении  многих,  самых разнообразных болезней.  В свете  этих представлений
частично можно объяснить причины  незначительного  повышения  величин Eh при
введении лечебных  составов  без сульфгидриловых  систем и безрезультатность
введения одной только тио-гликолевой кислоты.
     Причины, возможно, заключаются в том, что адстрингенты сами нормализуют
механизм  обменных  процессов,  чем  и  создают  благоприятные  условия  для
действия SH--групп.
     При наличии этих  условий сульфгидрильные системы получают  возможность
влиять на интенсивность  процессов  окисления-восстановления в  патологии  и
повысить величины окислительно-восстановительного потенциала -- Eh.
     Каков  же  механизм   действия  адстрингентов  и  SH--групп?  Допускать
возможность прямого влияния  их на  ход  всех последующих  процессов  -- это
значит подчинить сущность развивающихся явлений закономерностям коллоидной и
физической химии.
     Этому представлению противоречит  малая величина нашей  лечебной  дозы,
огромные разведения ее в средах организма и, наконец, буферность  химических
систем его.
     Мы склонны думать, что эти чрезвычайно малые количества адстрингентов и
тио-групп,   проникая   в   зону   гематопаренхиматозного   барьера,  быстро
блокируются барьером, и прямое воздействие их прекращается.
     Однако,  контакт  этих элементов  с  элементами физиологической системы
соединительной  ткани   создает  импульс,   характер  которого  определяется
физическими и химическими свойствами применяемых адстрингентов и  препаратов
с SH-группами. Можно думать, что  созданный нормализующий импульс проводит в
действие  механизм  внутрисекреторной  авторегуляции функций физиологической
системы соединительной  ткани,  которая является  той ареной, на  которой  в
первую  очередь  разыгрываются  патологические  процессы (А.А.Богомолец),  а
элементы  гематопаренхиматозного  барьера,  -  это  депо  энергетических   и
пластических ресурсов организма.
     Таким  образом,  центр  тяжести   перемещается  с  нашего   экзогенного
воздействия на  реактивность физиологической  системы соединительной  ткани.
Все  это  отражается  на  состоянии вегетативной  нервной  системы,  ибо  ее
"деятельность   направляется  теми  изменениями  био-  и  физико-химического
порядка, которые возникают в клетке" (А.А.Богомолец).
     Вместе  с  тем "нужно  думать, что  каждая клетка получает регулирующее
воздействие   от   симпатической   и   парасимпатической  нервной   системы"
(А.А.Богомолец), поэтому круг взаимных влияний замыкается, но  характер этих
влияний  уже  иной.   Катионный   толчок  создал  импульс,  нормализующий  и
стимулирующий функции физиологической системы соединительной ткани.
     Эти  физические  системы  организма,  взаимно  влияя  друг  на   друга,
способствуют  в  этих  условиях  нормализации  нарушенных  отношений, что  в
клинике проявляется улучшением состояния больного или выздоравливанием его.

     ***

     Изложенные   представления   о   механизме   действия  наших   лечебных
мероприятий чрезвычайно  схематичны и  в  значительной степени  определяются
дедуктивными  предпосылками,  а  не  аналитическими данными.  Ограниченность
аналитических данных в этой области является причиной этого.
     Вместе с тем, намечая исходные пункты реакций в  организме под влиянием
нашего   лечебного  акта,  обрисовывая   качество  возникающих  процессов  и
вероятную   последовательность  их   развития,   эти  представления  создают
перспективу и даже некоторый план дальнейших исследований.
     В  самом деле:  цифровые величины  тестов, определяющих  функциональное
состояние  физиологической  системы соединительной ткани,  цифровые величины
параметров   нервного   аппарата  могут  быть  включены   в  графику  нашего
индикаторного  листа. Тогда  наша индикация  физических  и химических граней
биологических процессов, дополненная  цифровой  формой учета функционального
состояния важнейших физиологических  систем  организма,  более полно отразит
динамику этапов его состояния.  А это создаст широкую перспективу в лечебном
деле.



Комментарии   

0 # Ольга 08.10.2017 15:35
Спасибо за опубликование диссертации!

Что с главой № 11?


Можно ли задавать вопросы по ходу изучения?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать

Добавить комментарий